Гвардия и город

Эпоха Петра I


Рождение гвардии


Весьма просвещенный, но слабый и болезненный царь Федор Алексеевич скончался через два месяца после свадьбы, так и не оставив потомства. Новым царем провозгласили его сводного брата, десятилетнего Петра Алексеевича - сына царя Алексея Михайловича и его второй супруги Натальи Кирилловны Нарышкиной. Не прошло и месяца после его воцарения, как в Москве свершились кровавые события, повлиявшие на судьбу и характер будущего Преобразователя России. Его сводная сестра Софья Алексеевна, умело используя вечное недовольство стрельцов своей долей, направила их гнев на представителей семьи Нарышкиных и их приверженцев. Разъяренные стрельцы ворвались в Кремль и на глазах юного царя и его матери растерзали их родственников и близких. Не спасало даже то, что некоторые из них прятались в храмах за алтарями. Их извлекали оттуда и после нечеловеческих пыток убивали


Результатом описанных событий стало появление на московском троне второго царя - двенадцатилетнего Иоанна Алексеевича, родного брата Софьи, и провозглашение ее правительницей при малолетних государях.
Петр вместе с матерью был вынужден переехать на постоянное место жительства в подмосковное село Преображенское. Там его преследовали воспоминания о кошмаре стрелецкого бунта, а в сердце закрадывался страх перед будущим - ведь не было силы, способной защитить его и мать в случае повторения подобного.


Оставалось одно – самому создать такую силу. И он стал ее создавать.
В Преображенском имелось большое количество людей придворного штата, положенного государю. Кроме того, в окружении Петра находились его сверстники - дети бояр и царедворцев. Вот из этих-то людей он и создал так называемую «Потешную команду», которая из детской игры превратилась со временем в передовую воинскую часть. Эта команда именовалась еще «Потешной Преображенской», а когда количество потешных значительно увеличилось, в соседнем селе Семеновском была создана еще одна команда под названием «Потешной Семеновской».


Обучением потешных занимались иностранные офицеры, готовя будущих солдат по западноевропейскому образцу. Учения проводились с использованием настоящего, а не «потешного» оружия, что часто приводило к увечьям, а иногда и к гибели людей. Так, в одном из потешных сражений был убит комнатный стольник Петра князь Иван Долгорукий, а во время потешных артиллерийских стрельб самому Петру сильно обожгло лицо.


Первоначально потешные сражения напоминали деревенские драки-побоища. На берегах реки Яузы сходились с одной стороны так называемые «солдатские полки», а с другой - «стрелецкое войско». От каждого «войска» вперед выходили горланы-забияки и начинали срамными словами поносить противоположную сторону. Постепенно обстановка накалялась и «войска», страшно ругаясь, бросались друг на друга в рукопашную схватку.


Со временем эти «сражения», благодаря усилиям иностранных офицеров-инструкторов, стали приобретать черты учений регулярных западноевропейских армий. На берегу Яузы даже была построена крепость под названием Пресбург - уменьшенная копия одной из европейских крепостей. Здесь отрабатывались учения по защите и осаде укрепленных сооружений. Готовились не только пехотные формирования, но и артиллерия и кавалерия, а на Переяславском озере появился и ПотешныЙ флот.


В 1687 году было повелено Потешные команды именовать полками - Преображенским и Семеновским. Офицерами полков, насчитывавших не более 400 солдат в каждом, назначались в основном иностранные офицеры, однако сержантами там были только русские дворяне, а возглавлял оба полка генерал А. М. Головин. Постепенно количество человек в полках увеличивалось, и к середине 1690-х годов в состав только Преображенского полка уже входило десять рот, в том числе одна Бомбардирская.


Создав Преображенский и Семеновский полки, царь Петр Алексеевич получил ту силу, которая не только защищала его от происков внешних и внутренних врагов, но и помогала ему в решении важных государственных задач. Когда в августе 1689 года он получил известие о подготовке царевной Софьей дворцового переворота и уехал из Преображенского в Троице-Сергиев монастырь, то туда к нему прибыли его верные полки. Кончилось же все отрешением царевны Софьи от власти и заключением ее в Новодевичий монастырь.


Выехавшее в марте 1697 года из Москвы в Западную Европу Великое посольство, в котором под именем «Преображенского полка урядник Петр Михайлов» находился сам царь, имело караул из 62 преображенцев. Это были люди лично преданные Государю и готовые ради него на все. Многие из них по приказу Петра остались обучаться в Европе различным профессиям, необходимым для задуманных им преобразований в России. Когда же, находясь за границей, он узнал об очередном бунте стрельцов в пользу Софьи, то помчался в Москву. Однако к моменту приезда государя бунт уже был подавлен с помощью созданных им полков.


Начиналось время новых испытаний. Россия вступила в Северную войну за право выхода к Балтийскому морю. Никто тогда не предполагал, что эта война продлится долгих 20 лет. Вновь созданная русская армия 22 августа 1700 года выступила из Москвы в свой первый поход, чтобы вернуть земли, некогда России принадлежавшие, а ныне занятые шведами. В этот день государь указал именовать Преображенский и Семеновекий полки Лейб-Гвардией.

Многих гвардейцев государь использовал для выполнения различных поручений. Офицеры и унтер-офицеры гвардейских полков занимались комплектованием рекрутов для армейских полков. В сентябре 1719 года Военная коллегия по поручению Петра установила новый порядок рекрутского набора, в соответствии с которым гвардейским офицерам вменялось «принимать у губернаторов и воевод рекрут самых добрых и к службе годных». Эту важную государственную функцию в России кроме гвардейцев больше некому было поручить, так как губернаторы, воеводы и их чиновничий аппарат настолько погрязли в коррупции, что в армию стали направлять совершенно непригодных рекрутов.

Впрочем, коррупция чиновников разъедала страну не только в части комплектования вооруженных сил. Плохо собирались налоги, слабо исполнялись правительственные распоряжения и наблюдалось еще много негативных явлений, отрицательно влиявших на российскую государственность. Здесь государь опять-таки опирался на своих верных гвардейцев. Он направлял их для надзора за сбором налогов, за погашением задолженностей и выполнением разного рода обязательств.

Использовались гвардейцы и для различных дипломатических поручений - исполняли функции дипкурьеров, охраняли посольства, а иногда и вели переговоры с иностранными представителями по поручению государя.

Особую категорию составляли гвардейцы - «государевы денщики». Это были молодые люди, находившиеся при государе в должности, которую впоследствии выполняли при государях флигель-адъютанты, готовые по первому требованию Петра исполнить его повеление. Задания денщикам да вались самые разнообразные - организация армейского обоза, снятие с мели корабля, рекогносцировка местности, объявление царских указов, ревизия губернаторов, нахождение при генералах русской службы, но иностранного происхождения и многое другое. По замечанию одного из современников: «хотя ранг их не был точно определен, но функции их были высоки и ответственны».

Царский указ от 7 мая 1721 года требовал при назначении нижних чинов в гвардию довольствоваться не просто их дворянским происхождением, а зачислять солдат только «из шляхетства знатного, а остальных определять в армию». Каждый солдат зачислялся в гвардию с разрешения самого государя. Из армейских полков переводили в гвардию только за особые заслуги с царского ведома и двумя чинами ниже.


О значении гвардии в петровское время замечательно сказал историк А. Ф. Петрушевский: «Гвардия, ядром которой послужили «потешные» Петра Великого, была в его время учреждением в высшей степени полезным, даже необходимым. Под огненным взглядом и железной рукой великого преобразователя она служила и работала много и сильно; благодаря ей, формировалась и выросла русская армия. Гвардейцы были не одними учителями, а мастерами на все руки, доверенными лицами государя в его нескончаемой деятельности».

(Ист.: Антонов Б. И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге : научно-популярная литература / Б. И.Антонов. – СПб. : Глагол, 2001.)