Гвардия и город

Эпоха Александра I

Государь Александр I, по восшествии на престол, вернул старые наименования Преображенскому, Семеновскому, Измайловскому и Конному полкам, приняв на себя звание шефа лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков. При нем продолжалось учреждение новых гвардейских подразделений.
С начала царствования императора Александра 1 в полках стала вводиться новая форма. В 1806 году отменили косы, солдаты стали стричься под гребенку. Были введены мундиры фрачного типа, сохранившие темно-зеленый цвет, суконные шапки-кивера, украшенные султанами, погоны, фуражки. Когда офицеры вернулись из неудачного похода 1807 года, их ожидало новшество – в русской армии были введены эполеты по образцу армии Наполеона. Это не вызвало у офицеров энтузиазма, и они горько шутили : «Наполеон теперь у нас на плечах». Правда, у гвардии, в отличие от армии, эполет носился только на левом плече, а на правом сохранялся аксельбант. Но с 1809 года и у гвардейцев стало два эполета, только поле эполет у них было из парчового галуна, а у офицеров армейских полков суконным. В 1802 году кавалергардские и конногвардейские офицеры получили красные бальные вицмундиры с серебряными у кавалергардов и золотыми у конногвардейцев петлицами на темно-синих воротниках и обшлагах. Эти мундиры с небольшими изменениями просуществовали до 1917 года. Соблюдение формы выполнялось неукоснительно. За этим пристально следили высшие чины государства. Нарушение правил ношения формы могло закончиться для офицера, не говоря уже о солдатах, военным судом.
Комплектование офицерскими кадрами гвардейских полков производилось из полковых юнкеров – молодых дворян, поступавших в полк нижними чинами и, по прошествии специального обучения, производившихся в офицеры; из выпускников военно-учебных заведений и из офицеров, переведенных по особому повелению из других, в том числе, и армейских, полков. Нижние чины комплектовались переводом из других олков, из рекрутов или кантонистов. Брались в полк и бродяги, но они обычно служили фурманами (извозчиками фур), и если бывшие хозяева их опознавали, то снова забирали их к себе. Срок солдатской службы составлял 25 лет для крестьян и 15 лет для прочих податных сословий. Солдаты в гвардейские полки принимались «из лучших людей, не старые, стройные, расторопные и хорошего поведения…».
Служба в Петербурге в царствование императора Александра Павловича была довольно тяжелой – учения, муштра, разводы, караулы, разъезды и прочая царская служба. Но царь ценил эту службу и нижние чины гвардии «отличные по службе и поведению», помимо обычного содержания, которое было выше армейского, получали от государя дополнительно так называемые ежегодные «именинники» : фельдфебели – 25 рублей, унтер-офицеры – 10 рублей, рядовые – 5 рублей. Если же кто-то из них женился, то получал на свадьбу: фельдфебели – 100 рублей, унтер-офицеры – 50 рублей, рядовые – 25 рублей.
Главной службой для гвардейцев оставалось несение караулов. Их в Северной столице было так много, что не хватало офицеров, которых приходилось занимать в других полках.. Караулы назначались на главные гауптвахты в Зимнем дворце и в Петропавловской крепости, на Сенатскую площадь, в Аничков дворец и Арсенал, в губернские присутственные места, в Ассигнационный банк, в Воспитательный дом, на Сенную площадь. Указом от 20 октября 1817 года количество гвардейских караулов было сокращено, запрещалось занимать офицеров из других полков, а в случае необходимости брать офицеров из Карабинерского и Дворянского учебных полков. Одновременно увеличились должностные оклады. Теперь полковник, например, стал в год получать 1200 рублей вместо 900, а прапорщик – 600 рублей вместо 171 рубля 20 копеек. Все это значительно облегчило жизнь гвардейских офицеров в Петербурге.
Царской службой для гвардейцев было также участие в различных торжествах. Значительное место в столичной жизни полка занимали парады и разводы. Здесь обращалось большое внимание на единообразие, выправку и четкость выполнения команд. Для большего эффекта при выполнении ружейных приемов ружья чистили внутри и снаружи кирпичом, чтобы ярче блестели, а ружейные винты и гайки нарочно развинчивали или не довинчивали, чтобы ружье бренчало. Бренчащие одновременно по команде ружья ласкали слух начальства, которое не обращало внимания, что от частых ударов о землю ломались приклады (их потом склеивали). Применять такие ружья в боевой обстановке было невозможно, поэтому в августе 1809 года вышло «Краткое наставление о ружье», где осуждалось варварское отношение к огнестрельному оружию и приводилась инструкция по правильному обращению с ним.
Парады устраивались по различным поводам – в день рождения императора и императрицы, на Крещение, в годовщину вступления войск в Париж, по случаю приезда иностранных монархов… Бывали они грандиозны: на Марсовом поле или на Дворцовой площади выстраивали 20 – 30 тысяч солдат – пехоту, конницу, артиллерию. Придерживались определенного распорядка: сперва – торжественный молебен, затем – преклонение знамен, бой барабанов, «музыка всех полков и трубы кавалерии», церемониальный марш. Парады привлекали множество зрителей. Для многих парады были не только великолепным зрелищем, но и напоминанием о военной славе России.
Гвардия принимала участие во всех войнах периода царствования Александра 1, за исключением войн с Персией (1804-1813) и с Турцией (1806-1812). В 1813 году Императорская гвардия в сражении под Кульмом спасла союзную армию от поражения. Этим подвигом гвардейцы заслужили славу не только в своем Отечестве, но и признание союзников.
В июне 1814 года русская гвардия возвращалась домой по дорогам освобожденной от наполеоновского нашествия Европы, а в это время у Нарвской заставы Петербурга стучали топоры и звенели пилы. Здесь под руководством гениального архитектора Джакомо Кваренги сооружались Триумфальные ворота для встречи русских воинов-победителей, которые распевали рожденную в боях солдатскую песню на слова поэта Ф. Н. Глинки, участника войны и впоследствии члена декабристского тайного общества:
Вспомним, братцы, россов славу
И пойдем врагов разить!
Защитим свою державу:
Лучше смерть - чем в рабстве жить.
В Петербург первые гвардейцы вступили 30 июля 1814 года через Триумфальную арку, возведенную к тому времени. Арку называли Нарвскими воротами, так как находились они в самом начале трассы, ведущей в сторону города Нарвы. Со временем эти ворота, выполненные из дерева, обветшали. Вместо них в 1827-1834 годах возвели новые, каменные, по проекту архитектора В. П. Стасова.
Монументальная арка была сложена из кирпича и покрыта лакированной красной медью, отчего ворота имели цвет благородной бронзы. На фасаде их накладными бронзовыми буквами перечислены полки гвардии, участвовавшие в сражениях 1812-1814 годов, а также главнейшие сражения: «Бородино, Тарутино, Кульм, Лейпциг, М. Ярославец, Красное, Ф. Шампенуаз, Париж». Памятниками боевой славы гвардейцев были их полковые храмы. Там можно было увидеть как полковые регалии, так и трофеи, взятые гвардейцами в сражениях.
Сразу после триумфального завершения войны с Наполеоном император Александр 1 решил создать небывалый памятник своим сотоварищам по оружию. Несколько залов царского дворца перестроили в грандиозную галерею, чтобы в ней разместить портреты русских генералов, командовавших войсками в годы Отечественной войны. Из Англии был выписан знаменитый портретист Д. Доу. В помощь себе он нанял двух петербургских живописцев – А. В. Полякова и В. А. Голике. Художники работали семь лет, и в конце 1826 года Военная галерея Зимнего дворца была открыта для обозрения.
Памяти Отечественной войны 1812 года посвящен еще один зал Зимнего дворца - Александровский. Он был выполнен по проекту архитектора А. П. Брюллова после пожара 1837 года на месте Кавалергардского зала. Зал назван в память о государе Александре I. На торцевой стороне зала помещен медальон с его профилем в виде славянского божества Родомысла (скульптор Денио Аджи). На высоте капителей колонн зала находится лепной фриз в виде увеличенного воспроизведения медальонов работы скульптора Ф. Толстого с аллегорическим изображением событий 1812-1814 годов. Между колоннами помещена картина художника Б. П. Виллевальде «Битва под Лейпцигом».
Памятником событиям 1812-1814 годов в Петербурге является также Александровская колонна на Дворцовой площади. Она установлена в честь победы России над наполеоновской армией в царствование императора Александра I. Гвардейцы, совершали «исполинское действие» с помощью специальных устройств - кабестанов при установке колонны 11 сентября 1832 года и были участниками ее торжественного открытия 11 сентября 1834 года, которое поэт В. А. Жуковский назвал «несравненным, единственным в мире зрелищем».