Памятники

Вид Казанского собора. Литография К.Беггрова.

Казанский кафедральный собор является выдающим памятником русской воинской славы. Его история тесно связана с Отечественной войной 1812 г
Казанский собор был построен накануне Отечественной войны 1812 г. После горячей молитвы перед чудотворной иконой Казанской Божией Матери к войскам под Смоленск отправился великий русский полководец М.И. Голенищев-Кутузов. Именно по инициативе Кутузова Казанский собор начал превращаться в первый в России музей боевых реликвий 1812 г. В начале XX в. в описи по собору значилось знамен и штандартов французских — 41, польских — 11, итальянских — 4, немецких — 47, а также 5 воинских значков — 3 французских и 2 итальянских.
Отметим попутно один малоизвестный факт. Обычно забывают, что одновременно с войной против Наполеона, России приходилось вести войну с Персией. Под командованием храброго военоначальника генерала Котляревского малочисленные русские войска бились с персами в горах Дагестана и в долинах Азербайджана. Во время штурма крепости Ленкорань Котляревский был весь изранен и только чудом остался жив. В особом ящике он хранил 40 обломков костей, вынутых из ран, полученных под Ленкоранью. Четыре персидские знамени, взятые под Ленкоранью, были доставлены в Петербург и также помещены в Казанском соборе. Итого - 107 знамен и штандартов.

Между тем наступление русских войск продолжалось все стремительней. Кутузов пишет жене: «Мог бы гордиться, что от меня первого бежит Наполеон, но Бог смиряет гордыню». Именно в это время в стены Казанского собора поступает жезл маршала Даву — герцога Ауэрштадтсткого, князя Экмюльского, командира 1 корпуса наполеоновской армии, соученика Наполеона и участника всех его походов. Эти высокие титулы Даву получил за победы в 1809 г. над австрийскими войсками при Ваграме и Экмюле и над пруссаками в 1806 г при Ауэрштадте. Отметим, что среди оставшихся в Казанском соборе наполеоновских штандартов один, увенчанный наполеоновским орлом, принадлежал полку, сражавшемуся при Ваграме и Экмюле и печально завершившему свой путь на полях России.
Отметим и другое. Арьергард под командованием Даву был разбит под Вязьмой 22 октября 1812 г., т.е. в день Чудотворной иконы Казанской Божией Матери. Потерявший в этот день маршальский жезл, Даву сам едва не попал в плен.
6/18 декабря 1812 г. Светлейший князь Кутузов получил к своему титулу «славное прозвание Смоленский». 12/24 декабря он был награжден орденом Святого Георгия 1 степени «за поражение и изгнание неприятеля из пределов России в 1812 году». Кутузов был первым из четырех полководцев, последовательно получивших все четыре степени этого замечательного ордена.

К Рождеству 1812 г. неприятель был полностью изгнан из пределов России. К этому же времени относится и отправка Кутузовым митрополиту Амвросию серебра, отбитого донскими казаками у французов..
Кутузов был противником войны с Наполеоном за пределами России. Он считал, что для России Наполеон как противник более не опасен. Более того, сильная Франция, по его мнению, могла бы сдерживать антироссийские устремления Англии. Но как верный слуга императора, поставившего своей целью полное освобождение Европы от Наполеона, он идет освобождать Европу. С начала 1813 г. Кутузов успешно руководит военными действиями против французов на территории Польши и Пруссии. Однако это продолжалось недолго.
4 апреля русская армия прибыла в Бунцлау (сегодня польский Болеславец). 5 апреля Кутузов присутствовал на совещании с Александром I и прусским королем. В городе его встретили овацией. Кутузов приветствовал народ, стоя с открытой головой, и простудился. 8 апреля он окончательно слег в постель. «Я в отчаянии, — писал он Александру I, — что так долго хвораю и чувствую, что ежедневно более ослабеваю; я никак не могу ехать дальше, даже в карете». 16 апреля в 9 часов вечера Кутузов скончался. 17 апреля было произведено вскрытие тела и бальзамирование.
В Бунцлау тело находилось 10 дней. 26 апреля адъютант полководца Монтрезор и другие ближайшие сподвижники Кутузова похоронили часть его останков на городском кладбище в трех верстах от Бунцлау, в деревне Тиллендорф.

27 января 1814 г. соратники Кутузова на свои средства соорудили небольшой памятник с надписью на славянском и немецком языках: «Генерал Кутузов-Смоленский переселился из сей жизни в лучший мир». Дом майора Фон-дер-Марка, в котором жил Кутузов, позднее был превращен в мемориальный музей.
Местом захоронения Кутузова был избран Казанский собор. «Мне кажется, — писал Александр I обер-прокурору Вязьмитинову, — приличным положить его для почестей в Казанском соборе». Почти два месяца двигался траурный кортеж с телом Кутузова из Бунцлау в Петербург. Маршрут был намечен так, чтобы удобнее было менять лошадей. Он пролегал через Познань, Тильзит, Ригу, Нарву и Сергиеву пустынь. 11 июня кортеж прибыл в Санкт-Петербург, где был встречен высшими чинами, сенаторами и духовенством. В двух верстах от города лошадей распрягли и понесли гроб на руках. Затем гроб был поднят на катафалк, созданный Воронихиным, с помощью специальных механизмов. Два дня петербуржцы прощались с Кутузовым. Надгробное слово произнес ректор Духовной Академии архиепископ Филарет, будущий митрополит Московский.
В 1814 г. семья Кутузова установила ограду над его могилой. Оформление могилы Кутузова — последнее, что сделал Воронихин в Казанском соборе. Ограда выполнена в виде низкой решетки из темной бронзы с золочеными венками, опорными стойками из моделей пушечных стволов и боевыми шлемами на угловых столбах. На красной мраморной доске над могилой начертана надпись: «Князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский. Родился в 1745 году, скончался в 1813-м в городе Бунцлау». Над мемориальной доской расположена икона Смоленской Божией Матери, доставленная из Александро-Невской Лавры.


Могила М. И. Кутузова в Казанском соборе

А русская армия под командованием М.Б. Барклая де Толли продолжает идти на запад. Вскоре в стенах Казанского собора появляются новые трофеи — ключи от взятых русской армией крепостей и городов. Список ключей говорит о весьма широкой географии освободительного похода наших войск. В соборе находились: ключи от восьми крепостей — Кенигсгафена — 6, Честохова — 2, Торна — 3, Модлина — 4, Замостья — 2, Авена — 6, Гертруденберга — 3, Бреды — 1 и от 17 городов: Брюсселя — 2, Ахена — 2, Касселя — 8, Бремена — 1, Данцига — 6, Дрездена — 4, Кельна — 1, Марселя — 6, Монса — 1, Намюра — 2, Нанси — 2, Реймса — 7, Утрехта — 10.
Польша, Германия, Нидерланды — таков путь русской армии к Парижу. Все трофеи были размещены на пилястрах между окнами и на подкупольных пилонах. Знамена закреплялись на специальных кронштейнах. Для ключей были изготовлены восьмиугольные бронзовые золоченые доски, на которых выгравированы наименования городов и крепостей. Кронштейны и доски были сделаны по рисункам А.Н. Воронихина.
К столетию Отечественной войны 1812 г. было решено все означенные трофеи передать в организуемый в Москве Музей Отечественной войны. Но музей так и не был создан. Большинство трофеев хранятся в Историческом музее в Москве. В Казанском соборе сохранились лишь 5 наполеоновских штандартов и одно знамя, а также ключи от Бремена, Любека, Авена, Монса, Нанси и Гертруденберга. В своем исследовании, посвященном Казанскому собору, архитектор А. Аплаксин пишет: «Отпуская от себя трофеи Отечественной войны, Казанский собор как бы сокращает свою связь с памятью войны. Но ведь история построения собора ясно показывает нам, что собор строился до войны и не как ее памятник».
Формально это так. Но учитывая, что музей в Москве так и не был построен, есть все основания желать возвращения реликвий войны в Казанский собор.

 Вид Казанского собора. 1847 г. В. С. Садовников

 Память Кутузова и Барклая де Толли увековечена в установленных на Казанской площади монументах, возведенных по проекту скульптора Б.С. Орловского. В памятниках заложена глубокая символика. Трактовка памятника Барклая де Толли созвучна событиям первого этапа войны, когда русская армия под его руководством совершала вынужденный отход. Фигура Кутузова символизирует второй этап войны, когда во главе с ним русская армия разгромила армию Наполеона. В годы Великой Отечественной войны монументы были замаскированы и бойцы, проходя мимо них, отдавали им воинские почести. Возле памятников молодые офицеры давали клятву на верность Родине.
Ограбленный при изъятии церковных ценностей собор был в апреле 1932 закрыт для верующих (решение Леноблисполкома от 26.ХII.1931 и Президиума ВЦИК от 10.III.1932), а 15 ноября того же года открыт как Музей истории религии и атеизма.

Чудотворная икона была перенесена во Владимирский собор, где помещена у правого клироса. В Троицу 1991 года в левом приделе возвращенного епархии Казанского собора возобновились богослужения, через год — в главном.

Источник: Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. Энциклопедия христианских храмов. Историко-церковная энциклопедия в трех томах / В. В. Антонов, А. В. Кобак.--  СПб.: Издательстро Чернышева, 1994—1996.;
Сайт Казанского Кафедрального собора: http://kazansky-spb.ru/