Преображенский полк

Уровень образования чинов

Первоначально, при формировании потешных, по обстоятельствам времени военная служба требовалась преимущественно от дворянина, но для этого он должен был иметь, во-первых, общее первоначальное образование, а потом военно-специальное знание службы; таким образом, само собой, уровень образования в войсках был в достаточной степени удовлетворительным, а когда доступ в войска сделался одинаково свободным для всех сословий, то образование значительно упало, и пришлось государю прибегать к различным мерам, благодаря которым чины полка получали бы возможность приобретать познания грамотности в своих частях.
К числу первых распоряжений государя в этом смысле относится его указ в 1713 году, которым было повелено, чтобы nребывавшие в зимнее время в Петербурге офицеры и унтер-офицеры Преображенскою полка не проводили время в праздности и гульбе, а обучались инженерству. Этот указ был повторен 10 марта1721 года и распространен на другие полки.


Инженерная школа

В 1716 году при Преображенском полку было учреждено что-то вроде школы кантонистов, ученики которой получали жалованье по рублю в треть, и в том же году государь в бытность свою в Копенгагене повелел посылать за границу детей низшего сословия для обучения их при тамошних школах, и согласно этому повелению в числе других были отправлены солдатские дети Преображенского полка Николай Куликов и Василий Королев.
Одним же из более заметных распоряжений Петра Великого о распространении инженерных знаний среди чинов Преображенского полка является указ его от 10 марта 1721 года об учреждении в полку Инженерной школы: Зело нужно, дабы офицеры шали инженерство, буде не все, то хотя часть оного, ибо случается кто куда откомандирован бывает вдаль или в какой-либо пост, где надлежит оборону себе сделать, а инженеров всюду в такие малые дела посылать невозможно; также когда нужда nозовет Вдруг около всего войска сделать траншамент, то где инженерам возможно около всего войска сию работу в несколько часов исправить, а когда офицеры знают, то по данной дисnозиции или где в отлучке тотчас оное исправить могут; тога для объявить всем обер- и унтер-офицерам нашею полка, чтоб инженерству учились, а особливо которые в 25 лет и моложе, с таким объявлением, что сих лет, ежели кто не будет знать, а особливо нижеnисаной нужной части, тот не будет nроизведен.

Полковые школы

Первая школа в полку для солдатских детей учреждена еще при Петре Великом в селе Преображенское для обоих полков гвардии.
В ней воспитывались те из детей нижних чинов, которые до 18-летнего возраста не брались на попечение родителями.
В этой школе, находившейся под начальством командира отставной полковой роты, обучали исключительно одной только русской грамоте, и число учеников было ограниченным; все остальные дети поступали или в гарнизонную школу, или же в полковые мастерские.


МАСТЕР и СТОЛЯР Артиллерийского полка, с 1728 по 1732 год.
Вид изображает того времени литейный амбар, на берегу реки Невы,
в С.-Петербурге, на месте нынешней литейной башни

Так продолжалось до 1756 года, когда великий князь Петр Федорович и подполковники Степан Апраксин, Григорий Румянцов и Иосиф Гамер обратились к императрице с всеподданнейшим докладом следующего содержания:
«При жизни вседражайшего Вашего Императорского Величества родителя, блаженного и вечно достойного памяти государя императора Петра Великого лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков для обучения словесно российской грамоте солдатских детей учреждена и содержана была при Москве в Преображенском на казенном коште особливая школа, и обучающимся в оной солдатским детям-сиротам до 10-летнего возраста производилось половинное отцов их жалованье.
По указам, состоявшимся в прошлых, 1732-м сентября 21-го и 1735-м годах июля 9-го числа, во всех гарнизонах учреждены для обучения служилых людей детей от 7 до 15 лет школы, и для содержания оных положено в гарнизонных пехотных полках иметь во всяком по 64 вакансии, и на оной сумме как школы содержатся, так и обучающимся производится денежное жалованье от трех до четырех рублей, да обыкновенный месячный провиант.
Ныне в полках лейб-гвардии Вашего Императорского Величества находится солдатских детей от 7- до 15-летнего возраста в Преображенском-191, в Семеновском - 120, в Измайловском - 79, в Конном - 6, всего - 396 человек.
Того ради Ваше Императорское Величество всемилостивейше не повелит ли для обучения оных солдатских детей словесно российской грамоте читать и писать, лейб-гвардии в полках при каждом учредить особливые школы, из которых, предусматривая по способностям, и в другие принадлежащие в полках науки определяемы будут, яко-то: в лекарские, живописные, гобойские, барабанщичьи, флейтщичьи, фельдшерские, слесарные, токарные и столярные ученики, без коих и обойтись при полках невозможно, а по совершенном возрасте и обучении тех наук действительно в те чины, другие ж в солдаты и в писари определяемы будут, через что впредь польза и государству в рекрутах не без облегчения быть может?
На содержание ж тех школ и для произвождения учащимся в оных солдатским детям Вашего Императорского Величества денежного жалованья содержать в каждом батальоне по десяти солдатских вакансий, которой суммой те школы и учащиеся в оных солдатские дети в каждом полку без оскудения содержаны быть могут, точью б повелено было из санкт-петербургских магазинов на оных солдатских детей отпущать обыкновенный месячный провиант с указной, откуда надлежит, за оный платой, равным же образом, как и на солдат отпущается, чем отцы и матери,
оных и других малолетних имев у себя детей, в пропитании иметь будут пользу».
Другая школа, подобная Московской, была учреждена при полку и в Петербурге в 1731 году, одновременно с основанием кадетского корпуса.


КАДЕТ в Конном уборе, с 1732 по 1742 год.
Вид изображает дом, прежде бывший Князя Меншикова, при назначении его для Кадетского Корпуса в 1732 г.

С ее открытием от господ полковых штабов вышло особое положение, в силу которого все сыновья нижних чинов без исключения должны были посещать ее ежедневно. Сверх того, разрешалось присутствовать в этой полковой школе и всем желавшим солдатам.
Учителями в ней на первых порах были назначены унтер-офицеры, а предметами преподавания кроме русской грамоты были арифметика, геометрия, черчение планов и французский или немецкий язык.
Вместе с тем Петербургской полковой школе были дарованы преимущества, данные Петром I, посещавшим инженерную школу: все ученики были освобождены от внутренней службы полка, а тем из них, которые отличались успехами в науках, были обещаны производства в следующий чин.
Не довольствуясь этим, полковое начальство для более успешного хода занятий разрешило нижним чинам переводить своих детей из полковой школы в другие учебные заведения, а также в Академию наук и художеств. Впрочем, последнее право было разрешено лишь в 1753 году.
Утвердив правила для школы полка, Анна Иоанновна повелела издать устав и для кадетского корпуса.
Наступил 50-й год ХVIII столетия, и число учившихся в полковой школе удвоилось. Ее не только стали посещать солдатские дети, но и множество нижних чинов, жаждавших образования.
К этому же времени господа полковые штабы сделали распоряжение, чтобы учителя школы еженедельно доставляли им отчет о своих занятиях и успехах их учеников. Воспитанники же академии из солдатских детей были обязаны несколько раз в год представлять свои рисунки и чертежи.
Прошло 12 лет, и школу разделили на три отделения, из которых первое было названо школой солдатских сыновей, второе - общей полковой школой и третье - арифметической школой. В последней исключительно преподавались алгебра, геометрия, тригонометрия, съемка планов, артиллерия и фортификация. Прошло еще несколько лет, и к этим наукам присоединили историю и географию. Последнее нововведение произошло в 1773 году.
Расходы же по содержанию полковой школы ложились на экономические доходы полка, сокращаясь тем, что все предметы, за исключением иностранных языков, были преподаваемы чинами полка, занимавшими должности по хозяйственной части.
В 1789 году полковая школа вследствие 6ольшого наплыва дворян в университет, в академию и на службу в гражданское ведомство значительно опустела, почему и подверглась коренным преобразованиям.
Наконец, сыновья солдат, оказывавшиеся совершенно неспособными к изучению грамоты, поступали на службу: одни - в извозчики, а другие - в барабанщики и числились сверх комплекта.

Источник:Преображенцы: История, биографии, мемуары / Сост. А. Ю.Бондаренко. - Москва : Воениздат, 2000. - 431 с. : ил. - (Полки русской армии).

 

 Полковая библиотека

В конце XVIII в. В Петербурге введены офицерские собрания армейских подразделений, прежде всего гвардейских, и клубы с библиотеками при них.
Библиотека Преображенского полка была основана 1 октября 1811 года. Александр I лично пожертвовал на ее создание 5000 рублей, офицеры полка собрали еще 9826 рублей. Первоначально приобрели 1110 книг, впоследствии докупали. Позднее библиотека занимала первый этаж здания, в котором также размещались госпиталь, офицерское собрание и церковь (Кирочная, 35)
По свидетельству капитана Семеновского полка Ю. Макарова в начале XX в «все полки уже давным-давно имели свои собрания, и некоторые из них, особенно построенные в последнее царствование, отличались большой красотой и даже роскошью. В смысле обстановки и комфорта они могли соперничать с самыми лучшими клубами в России за границей». Создавая библиотеки при офицерских собраниях, руководство полков и других подразделений предполагало, что «накапливаемая литература, в частности военная, поможет офицерам найти ответы на многие вопросы, касающиеся военной жизни.


Библиотека лейб-гвардии Преображенского полка была организована 10 января 1811 года по инициативе А.-Г.-В. Жомини. Фонд библиотеки был пополнен собраниями И. В. Поджио, П. А. Катенина, С. П. Шипова. Каталог библиотеки опубликован в 1890 году .

Со второй половины XIX в. Военное министерство активно занималось рациональным устройством полковых и батальонных библиотек. С 1874 г. всем военным библиотекам предписывалось вести два каталога – систематический и алфавитный с росписью журнальных статей на основе «Общего каталога для обучения и чтения в войсках». Книги для чтения приобретались, как правило, из числа рекомендованных в каталогах, объявленных Генштабом. В 1875 г. составлен «Общий каталог для обучения и чтения в войсках».
Библиотекарей выбирали сроком на два года. Они освобождались от послеобеденных занятий в ротах и нарядов вне полка. В их задачу входило установление необходимой суммы расходов, утверждение списка приобретаемой литературы, контроль над сбором взносов и штрафов, проверка фонда и имущества, установление норм и порядка книговыдачи. В некоторых частях библиотекарю вменялось в обязанность следить за вновь выходящей литературой, три раза в год готовить список литературы на приобретение и представлять его на рассмотрение Распорядительного комитета. В конце года библиотекарь составлял список необходимой периодики на следующий календарный год.
К началу ХХ в. военные библиотеки, как правило, имели опубликованные каталоги, положения и уставы, правила пользования, «Книгу мнений офицеров об улучшении библиотеки». Фонд этих библиотек составлял от 200 – 300 книг до нескольких тысяч томов.
Изучение состава руководителей показывает, что обычно военными библиотеками руководили представители высшего офицерского состава: Е. Ф. Канкрин -библиотекой Преображенского полка. Среди наиболее заметных сотрудников военных библиотек – известный военный историк Е.И. Мартынов (библиотека Преображенского корпуса).
Известно, что при некоторых библиотеках имелись должности помощников библиотекаря; эти должности занимали поручики. Многие из них в будущем стали известными в России личностями – военный прокурор А.К. Имеретинский, генерал С.П. Шипов (библиотека Преображенского полка); генерал Н.М. Сипягин, физик В.В. Скобельцин (библиотека Семеновского полка), аптекарь Л.Э. Герхен (Измайловский полк), писатель А.В. Дружинин (Финляндский полк).

   

       

 

Анализ состава фондов, различных аспектов деятельности, управляющего аппарата подтверждает высокий уровень организации и функционирования петербургских военных библиотек в дореволюционное время. Военные библиотеки выполняли роль проповедника знаний, основы самообразования военной среды Петербурга.

Судьба библиотеки Преображенского полка (как и многих полковых библиотек дореволюционной России) трагична. В августе 1917 г. библиотека вместе с архивом и музеем вывезена из Петербурга (на барже по Мариинской системе) в Ярославль. Там все было сложено в церкви Николы Мокрого, где при пожаре в 1918 г. многое утрачено. В 1920 г. сохранившиеся книги вывезли в Москву и передали РВСР [см. Последние страницы истории русской армии (документы и материалы Ленинградского дела) www.tuad.nsk.ru/-history/Author/Russ/T/Timc]. Дальнейшую их судьбу установить не удалось.

Источник: Матвеева И. Г. Военные библиотеки офицерских собраний дореволюционного Санкт-Петербурга // Научные и технические библиотеки. – 2004. - № 7. – С. 95-99.