Преображенский полк

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР лейб-гвардии IIреображенского полка
и всей гвардии

(IIреображенская пл., 1)

 

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР лейб-гвардии IIреображенского полка и всей гвардии - главный полковой храм Российской империи. В 1730-е на его месте находился полковой двор (съезжая изба) гренадерской роты первого русского гвардейского полка, куда в ночь с 24 на 25 ноября 1741 года прибыла задумавшая дворцовый переворот цесаревна Елизавета IIeтpoвнa, здесь она получила поддержку преображенцев.

Через несколько дней после вступления на престол, 7 декабря 1741 года, Елизавета изъявила желание соорудить на месте полкового двора церковь в знак благодарности Богу. 18 авг. 1742 императрица утвердила проект арх. М. Г. 3емцова на постройку трехпрестольного храма с главным престолом во имя IIреображения Господня (полковой праздник) и приделами во имя священномученика Климента, IIапы Римского, Пeтpa, архиепископа Александрийского (в день их памяти, 25 ноября, воцарилась Елизавета) и преподобного Сергия Радонежского (как покровителя Царствующего Дома). 9 июня 1743 года в присутствии императрицы состоялось торжество закладки. IIосле смерти 3емцова с 10 дек. 1743 года работами руководил II. А. Трезини, который в 1745 году изменил проект. К тому времени он был уже известным городским архитектором, автором большого количества проектов и значительных построек в столице в стиле петровского барокко. Трезини принимал непосредственное участие в создании слобод Преображенского полка, а также производил по повелению императрицы разборку казарм Гренадерской роты.



План собора П.-А. Трезини

Приступая к работе по сооружению церкви, архитектор вынужден был внести существенные изменения в композицию храма. В апреле 1745 г. Трезини было предложено превратить однокупольный храм в пятикупольный и выполнить пятиглавие «таким подобием, как в Москве на Успенском соборе ... », а также «своды бы на той церкви сделать каменные, а не потолки накатные, деревянные». Некоторые исследователи высказывают предположение, что проектом уже предусматривался пятиглавый храм, и Трезини требовалось лишь уподобить завершение церкви пятиглавию московского собора.
30 апреля 1745 г. в кабинет ее величества были отправлены чертежи cтроившегося уже в то время храма под наблюдением «квартирмейстера А. Г. Усмеева и капрала Е. Веревкина». 7 мая императрица приказала архитектору «при строющейся лейб гвардии Преображенского полку в слободах каменной церкви на куполе и лантернинах главы делать ... против глав, имевшихся в Москве на соборной церкви Успения Пресвятые Богородицы».
Сооружение нового крестово-купольного храма длилось долгих 11 лет. Стены, пилястры и столбы его возводились из кирпича, купола были обиты железными листами. Для золочения их, а также «яблоков и крестов добрым и красным листовым золотом», по распоряжению императрицы, был приглашен «иноземец Яган Рабий». С ним заключили контракт, по которому всю работу следовало исполнить за лето 1745 г. В дальнейшем строительство пришлось приостановить в связи с отсутствием денежных средств. Однако вскоре «за недостатком денежной казны» на покупку материалов и «платеж работным людям» употребили деньги полка.
 Пятиярусный иконостас был изготовлен московскими мастерами по эскизу Ф. Б. Растрелли. Образа под наблюдением И. Я. Вишнякова написал в 1750-1754 гг. М. Л. Колокольников. Особый интерес представляли ктиторские иконы: св. мученика Севастиана (его память празднуется в день рождения Елизаветы), апостола Марка (день коронации Елизаветы), мученика Харлампия и апостола Петра (день рождения и тезоименитства Петра ПI), сщмч. Ианнуария и вмч. Екатерины (день рождения и тезоименитства Екатерины П). Для императрицы и Петра с Екатериной были предусмотрены в храме особые места. 5 августа 1754 года собор был освящен архиепископом Сильвестром (Кулябкой) в присутствии императрицы Елизаветы.
   


Фасад Преображенского собора 1754 год.

 

В 1747 г. началась внутренняя отделка храма. На утверждение императрице были представлены рисунки фасада и плана иконостаса архитекторов Ф. Б. Растрелли и П. А. Трезини. Высочайшее одобрение получили чертежи Растрелли. В 1748 г. по докладу генерала В.Фермора Елизавета Петровна распорядилась: иконостас выполнять резным деревянным; образа «Апостолов и Воскресения Христова писать живописною работою на досках, а прочему украшению быть резному. Образам быть живописной работы, а не иконописной работы».Сам иконостас по плану Трезини необходимо было установить с малым выступом перед столбами, «а план обер-архитектора де-Растрелли, дабы более места и свету и церкви было, отставить». Таким образом, растреллиевский иконостас следовало разместить в соответствии с планом Трезини «таковым образом, дабы сходственно с обер-архитекторским фасадом было». Однако Растрелли внес некоторые изменения в свой проект, согласно которым производились столярные и резные работы. Для устройства иконостаса мастеров искали в Петербурге и Москве. 25 сентября 1749 г. был заключен контракт с московскими столярами Кобылинскими, которые «столярному мастерству искусны», а потому должны «предписанный иконостас сделать ... самыми чистыми работами» под смотрением архитектора Евлашева.
Торжество освящения первого в столице пятиглавого храма было совершено архиепископом Сильвестром 5 августа 1754 г. в присутствии императрицы Елизаветы Петровны и сановников. Одновременно были освящены приделы: один - во имя преподобного Сергия Радонежского, второй - во имя священномученика Климента, папы римского, и Петра, архиепископа Александрийского. Вместе с освящением церковь получила статус собора. И. Г. Георги отмечал, что Преображенская церковь «лучше всех в сей части столицы». Утопавший в зелени новый собор, построенный в стиле барокко, стал одним из красивейших в столице. Высота центральной части его составляла 40 м. На фоне светло-зеленых стен выделялись пилястры ионического ордера. Различной формы окна - высокие, довольно узкие, а также круглые, лепной декор окон, дверей, фронтонов над входами, мягкая цветовая гамма, сияние золотых куполов-луковиц и крестов придавали необыкновенную праздничность собору.
Великолепен был интерьер храма. Стены украшали пилястры с капителями ионического ордера, большое количество изящных лепных деталей, искусная роспись и живописные иконы. Как уже отмечалось, резной золоченый иконостас Преображенского собора был создан по проекту архитектора Ф. Б. Растрелли. Государыня «собственноручно делала отметки, где и какие поместить иконы и как они должны быть написаны». 27 мая 1752 г. императрица, посетив новопостроенную церковь Преображения Господня, повелела заменить несколько икон в иконостасах. Иконы следовало «по высочайшему соизволению ... написать живописною работою по договору под смотрением придворного живописнаго мастера Вишнякова», портретиста, ученика Л. Каравакка, возглавлявшего с 1739 г. «живописную команду» :Канцелярии от строений. Образа для иконостаса написал известный русский живописец-портретист М. Л. Колокольников с товарищами «самым чистым и искусным письмом». В главном иконостасе разместили 34 иконы, в иконостасах двух малых пределов установили по 11 икон в каждом. Все они были размещены в соответствии с церковным каноном. К тому же для расположения икон 14 декабря 1752 г. был послан реестр размещения их в иконостасах. Помимо иконостаса они исполнили резную алтарную сень, ставшую уникальным произведением искусства.


12 ноября 1796 г. по повелению императора Павла 1 Преображенский собор был назван собором всей гвардии. Однако 19 января 1798 г. храм получил статус епархиальной при ходской церкви, что было связано с переводом Преображенского полка на Миллионную улицу. С построением новых казарм на :Кирочной ул. у Таврического сада полк в 1805 г. вернулся в Литейную часть столицы. В 1806 г. Александр 1 повелел передать полку Преображенскую церковь и восстановить статус собора всей гвардии.
8 августа 1825 г. страшный пожар уничтожил здание храма.
« ... Пожар начался в первом часу и прекращен в 8 часов вечера. Огонь сперва показался в главном куполе около креста и затем обнял все здание; причиною пожара; как оказалось, была неосторожность рабочих, которые производили пайку железных листов вверху главного купола и, идя обедать, оставили на месте своей работы жаровню с горячими углями. От собора остались одни стены ... колокола от сильного жара растопились». Несмотря на принятые меры, ущерб, нанесенный зданию, был огромный: сгорели деревянные купола, все иконостасы, верхние иконы и часть церковного имущества.
Сразу же была создана комиссия под председательством великого князя Михаила Павловича. Лишь после проведения 68 заседаний все работы по воссозданию храма, затянувшиеся вплоть до 1827 г., были поручены архитектору В. П. Стасову.


Стасов В. П. 1820-е гг.

 

В 1826 г. начал свою работу «Строительный :Комитет о возобновлении Преображенского всей гвардии собора» с участием зодчего. При проектировании храма он должен был использовать стены старого сгоревшего собора и воссоздать пятикупольное завершение его. Работая над проектом, Стасов, руководствуясь четкими и простыми пропорциональными соотношениями частей сложного по силуэту здания и элементов фасада, создал замечательный образ торжественного храма, использовав простые классические архитектурные формы. «По распоряжению архитектора пятого класса Стасова начали производить в соборе Спаса Преображения разные работы как то: сломаны паперть и с северной и южной сторон крыльца; сверх того, требует он, чтобы к 6 августа под паперть набить сто шестьдесят свай и положить ростверк, потом заготовить материал для закладки». Закладка нового собора состоялась 26 августа 1827 г. Под руководством ближайших помощников архитектора каменных дел мастеров Дж. Лукини и Франчини строительство велось быстрыми темпами и через год в основном было закончено.
Торжественное освящение собора, проводившееся 5 августа 1829 г. митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским Серафимом, было приурочено к победоносному окончанию русско-турецкой войны 1828-1829 гг., в которой Россия выступила в поддержку интересов Греции, обратившейся к ней за помощью.
Новый трехпрестольный собор, посвящавшийся величию подвигов русского народа и победе его над Османской империей, имеет относительно небольшие размеры: длина около 40,5 м, ширина - 34 м, высота 42 м. Здание отличается компактностью пятиглавия простых форм, что было характерно для русской архитектуры и что нашло свое выражение в творчестве В. П. Стасова. Пять довольно высоких барабанов увенчаны куполами, которые сначала предполагалось вызолотить, но пожертвованных для этой цели денег было недостаточно. Их выкрасили специальными красками, состав которых был изобретен Стасовым. Выкрашенные купола отливали вороненой сталью. За это изобретение Николай 1 наградил архитектора алмазным перстнем. Каждый из четырех малых куполов опоясан изящной балюстрадой. Портик с четырьмя мощными довольно приземистыми 12-метровыми ионическими колоннами акцентирует западный фасад, где находится главный вход в храм. Колонны покоятся на невысоком пьедестале, образованном четырьмя ступенями. Классический портик контрастно выделяется на фоне больших плоскостей белых стен собора. В 1850 г. по плану архитектора В. П. Львова в портике был устроен тамбур.
Три остальных фасада В. Стасов оформил ризалитами, завершавшимися фронтонами, аналогичными фронтону портика. С северной и южной сторон в этих выступах имелись дополнительные входы. Удлиненные полуциркульные окна высотой 4,5 и шириной 2 м с металлическими переплетами расположены в нишах, декорированных архивольтами. Изящного рисунка решетки на окнах были исполнены в 1875 г. Архивольты и аттик центрального барабана украшены лепными барельефами на библейские темы, а поля гладких стен - панно из воинских доспехов и оружия. Все скульптурное и лепное убранство было выполнено выдающимся скульптором П. К. Клодтом. Снаружи на восточной стене храма в раме за зеркальным стеклом находилась икона «Преображение Господне», написанная на медной доске.



Спасо-Преображенский всей гвардии Собор в Санкт-Петербурге.
Рисунок К.Беггрова. Фото-тинто-гравюра «Т-ва «Образование». Первая пол. XIX в.

В полной гармонии с внешним обликом собора решены В. Стасовым и интерьеры. На четырех мощных восьмигранных пилонах, отделанных под мрамор в 1850 г. по проекту и по рисункам архитектора Львова, покоится барабан высотой около 8,5 м, перекрытый полуциркульным сводом. Восемь узких окон барабана освещают подкупольное пространство мягким дневным светом. В четырех углах собора стоят еще по четыре колонны, на которые опираются четыре малых свода. Боковые приделы размещаются по обе стороны от главного. Все три алтаря расположены на одной линии и вместе с углами здания, над которыми находятся башни, подняты на три ступени.
Внутренняя отделка собора, исполненная с большим мастерством, отличалась особым изяществом, благолепием и богатством. Во многом она повторяла живописное оформление сгоревшего собора, зафиксированное описью 1811 г. Для исполнения росписей и икон были приглашены лучшие живописцы: В. К. Шебуев, Ф. П. Брюлло, Ф. И. Брандуков, С. А. Безсонов, А. Е. Егоров, А. И. Иванов, Н. К. Антонов, А. К. Виги и др. Постановлениями Строительной комиссии было определено «профессору Шебуеву предоставить на сочинение рисунков для стен и сводов, карниза под лепную работу и образов, коих полагает возможным писать ... ». Кроме того «большая икона св. Николая Чудотворца, во весь рост, стоящая на правом клиросе в приделе преподобного Сергия, по описи церковной значится работы Шебуева». В приделе святых Климента и Петра образа были исполнены художником А. Виги по его эскизам, утвержденным Комиссией. Кисти выдающегося представителя исторической живописи Ф. П. Брюлло принадлежала роспись под барельефом.
Своды всех куполов расписаны «под цвет облачного голубого неба», на котором видны золотые звезды и изящные ангельские головки. В центре главного купола изображена звезда с отходящими от нее лучами. Роспись маслом была выполнена в 1875 г. живописцем Ф. М. Седовым.
В простенках барабана между окнами восемь ангелов во весь рост. Каждый из них держит по одному из орудий страстей Христовых. Первоначально в 1828 г. фигуры были исполнены на коленкоре клеевыми красками в два тона художником Ф. Брюлло. Во время ремонтно-реставрационных работ, которые проводились в соборе в 1850-е гг., академик архитектуры А. А. Бравура снял уже пришедшие в ветхость и потемневшие изображения ангелов. Они были заменены подобными на медных досках кисти художника А. Соколова, которые в 1875 г. возобновил ученик Академии художеств П. Жуков. Каждое изображение ангелов помещено в узенькой золоченой раме.
Над парусами в кольце купола сделана надпись вязью золотом из Третьей Книги Царств гл. 8. Образа четырех евангелистов с их символами в парусах главного купола исполнены маслом академиком живописи Д. Н. Мартыновым в 1875 г.
Деревянный иконостас главного алтаря, устроенный по рисункам архитектора В. П. Стасова, представляет собой четырехъярусное сооружение в виде триумфальной арки «с посферическим сводом» над царскими вратами и отличается изысканностью отделки. В своде на фоне нежного голубого неба в облаках ангельские лики. Прекрасного письма иконы главного иконостаса принадлежали кисти известнейших мастеров живописи: А. И. Угрюмова, В. К. Шебуева, А. И. Иванова и А. Е. Егорова.
Шесть каннелированных пилястр коринфского ордера, расположенных в нижнем ярусе, четко обозначают конфигурацию иконостаса. Средняя часть его дугой полукруга заходит в алтарь. Здесь располагаются изящные ажурные резные царские врата. Над ними в круге, обрамленном облаками и сиянием, написано имя Божие. В крыльях находятся северные двери, на которых размещена икона архангела Михаила, и южные с изображением архангела Гавриила. Обе иконы в прекрасных серебряных вызолоченных ризах.
По верху пилястр выполнен антаблемент, фриз которого декорирован лепными гирляндами и ангельскими головками. Довольно широкий золоченый карниз, украшенный дентикулами, служит основанием второго яруса иконостаса, прорезанного сводом арки. Подобные карнизы отделяют ярусы иконостаса один от другого. Второй чин занимают написанные на холсте иконы в золоченых рамах, а также резные вызолоченные ангелы в полный рост. Третий ярус содержит пять икон в золоченых рамах, которые расположены между небольшими колоннами. Завершает иконостас полукруглая икона Бога Саваофа, сидящего на облаках в окружении ангелов. От иконы отходят золоченые лучи. По сторонам этого образа установлены золоченые резные символы Ветхого и Нового Заветов.
Престол в главном алтаре дубовый с серебряными, вызолоченными чеканными изображениями святых и евангельских сцен, с украшениями из драгоценных камней и бриллиантов. Убранство престола в 1859 г. было пожертвовано в собор М. С. Смирновой. Над престолом находится исполненная по рисунку В. Стасова золоченая деревянная сень на восьми коринфских колоннах, попарно расположенных по кругу. Их соединяет антаблемент, аналогичный антаблементу иконостаса и несущий «прорезанный» купол, исполненный по типу «неба» и увенчанный крестом. В центре круга размещены четыре иконы, над престолом на серебряном шнуре парил серебряный голубь - символ Святого Духа.
В боковых приделах иконостасы трехъярусные одинаковые как по архитектуре, так и по размерам икон, написанных на полотне, но отличаются только изображением. Царские врата - резные золоченые, престолы дубовые.
В южном приделе св. преподобного Сергия Радонежского сень над престолом в виде балдахина, который использовался в печальных процессиях и при погребении членов царской семьи. После последнего балдахин возвращен не был. В северном приделе священномучеников Климента и Петра сенью над святым престолом служил балдахин, переданный в храм после похорон Елизаветы Петровны. В описи 1861 г. записано: «Снаружи и внутри он обложен фестонами широкого и узкого гаса и вокруг в два ряда серебряною бахромою». В 1867 г. он был обновлен.

Собор украшают четыре бронзовые вызолоченные хрустальные люстры, причем две из них находятся в главном приделе. Большое великолепное пятиярусное паникадило на 120 свечей, спускающееся на шести цепях, украшено короной, символами Ветхого и Нового Заветов и головками ангелов. Оно было выполнено по рисунку и под руководством В. Стасова бронзовых дел мастером А. Дипнером в 1829 г. Малую трехъярусную люстру на 64 свечи сделали в 1851 г. Точно такие же еще две люстры, находящиеся в боковых приделах, были произведены «английским магазином Никольса и Плинке» в 1832 г.
Храм отличается богатством своего убранства, большим количеством художественных работ, исполненных выдающимися живописцами и скульпторами. Помимо этого когда-то в нем было много редких предметов, представлявших немалую художественную и историческую ценность.

 

Спасо-Преображенекий собор хранил святыни, многие из которых были пожалованы храму членами царской семьи. Это прежде всего Евангелие времен Петра 1, украшенное драгоценными камнями и жемчугом; Евангелие, изданное в Киево-Печерской лавре в 1746 г., дар Николая 1; богатством отделки отличалось Евангелие в серебряных вызолоченных досках, украшенное бриллиантами, рубинами и другими драгоценными камнями. Большую редкость представлял старинный серебряный вызолоченный, украшенный жемчугом, дорогими самоцветами и эмалью напрестольный крест «корсунской» работы со святыми мощами, изготовленный по повелению царя Алексея Михайловича в 1660 г. Храм обладал памятными иконами. Первой среди них следует назвать икону Спаса Нерукотворного, по преданию, написанную в 1676 г. известным иконописцем С. Ушаковым для царя Алексея Михайловича. В дальнейшем этот образ принадлежал Петру 1 и был с ним во всех походах и сражениях, затем находился в часовне Христа Спасителя в домике Петра Великого до января 1930 г. Образ был перенесен в Троицкую церковь на ул. Марата (Николаевскую), после закрытия которой передан в Спасо-Преображенский собор, где и находится до настоящего времени.


Образ Спаса Нерукотворного

Икона «Преображение Господне» в серебряном окладе, исполненная «на доске от древа, возроша на горе Фаворе» с помещенным в нее камнем «от верху горы Фавор», была поднесена великому князю Сергею Александровичу в 1888 г. и передана им в собор.
Стены храма украшало большое количество богородичных икон; образ Курской Божьей Матери, торжественно врученный фельдмаршалу М. И. Кутузову гражданами Курска в день сражения под Малоярославцем в 1812 г.; икона Смоленской Божьей Матери, завещанная собору императором Александром 1. Интересна история появления в храме иконы Иерусалимской Богоматери с двунадесятыми праздниками в клеймах и частью мощей св.Георгия Победоносца. Этот образ «греческого письма» в свое время был прислан патриархом Иерусалимским с Гроба Господня архимандриту Фотию, который передал икону великому князю Михаилу Павловичу, подарившему ее собору. Почти все названные иконы, а также многие другие предметы, представлявшие большую ценность, имели дорогие серебряные вызолоченные ризы, украшенные драгоценными камнями, эмалью, обложенные скатным жемчугом.
Среди ценностей собора были вещи, подаренные ему императрицей Елизаветой Петровной в день освящения еще первого храма; пожалованные императрицей Марией Федоровной в день освящения существующего собора; в особом киоте хранился дар великого князя Николая Николаевича-старшего - камень с горы Фавор, который поднесли ему монахи Фаворского монастыря в 1872 г. В 1900 г. великим князем Константином Константиновичем был подарен складень (походный алтарь) с центральным образом Преображения Господня и боковыми - св. Константина и великомученика Пантелеймона. Его поместили в приделе Климента, папы римского, и Петра Александрийского. В 1902 г. им же были пожалованы золотые предметы церковной службы.

В храме сберегались особые, бережно хранимые реликвии - военные трофеи, взятые российской гвардией в турецкой кампании 1828-1829 гг. По повелению Николая 1 их перенесли из Арсенала в собор 6 августа 1829 г. и разместили по рисункам архитектора Стасова на стенах, в простенках, на пилястрах, больших и малых пилонах, карнизах, над окнами и даже на дверях собора. Здесь были турецкие знамена, бунчуки, ключи от взятых городов и крепостей, а также овеянные славой российские знамена и флаги. Это прежде всего знамена лейб-гвардии Преображенского полка с георгиевскими крестами, андреевскими лентами и вызолоченными орлами, бывшие на поле Аустерлица, пожалованные за победу при Кульме, являвшиеся свидетелями сражений войны 1828 г. с Турцией, а также знамена, которые «во главе всей Русской гвардии перешагнули через Балканские снега и дошли до ворот Царьграда 1877-1878 гг.». Знамена установили перед клиросами вдоль чугунной вызолоченной решетки, устроенной на всю ширину храма. В виде ломаной линии она идет перед всеми приделами.
«Трофеев очень много и разнообразны, а именно: 488 знамен, 3 значка, 16 флагов, 10 бунчуков, 1 булава, 2 жезла, 12 замков и 65 ключей от разных крепостей Европейской и Азиатской Турции».
На большом пилоне главного придела собора была укреплена бронзовая вызолоченная доска, верх которой украшал бронзовый орел. На ней выгравирован список имен и фамилий штаб- и обер-офицеров лейб-гвардии Преображенского полка, погибших в сражениях начиная с 1702 г. и кончая сражениями войны с Турцией 1877-1878 гг. В храме помещался венок в белой раме. Он был возложен 19 ноября 1900 г. на памятник русским воинам, погибшим на поле брани. Холм с водруженным на нем крестом был освящен в этот день недалеко от г. Нарвы на месте, где «лейб-гвардии Преображенский и Семеновский полки сдержали натиск шведов 19 ноября 1700 г.».
Интересной достопримечательностью собора служили установленные на северо-западной башне механические часы работы крестьянина Александрова. В большом березовом футляре, украшенном резьбой, вызолоченной под бронзу, колонками и зеркальными стеклами, находился корпус часов. Для боя, который осуществляли пять колоколов, мастер сделал «чугунную машину». Колокола, отлитые колокольным мастером Шиловым, подняли на башню в августе 1829 г. Часы просуществовали до 1853 г., после чего как «замечательная редкость» были отправлены в Технологический институт. В 1854 г. их заменили новыми, выписанными из Англии.
Перезвон тринадцати больших и малых колоколов собора извещал петербуржцев о службе. Самый большой, праздничный, колокол весом 825 пудов отлил в 1866 г. мастер Стуколкин. В настоящее время колоколов всего шесть.

В 1832 г. вокруг собора был устроен небольшой, очень уютный сад по проекту В. П. Стасова. Разбивкой сада, покупкой и посадкой деревьев занимался садовый мастер Таврического дворца М. Коль.
Торжественность зданию придает необычного вида ограда, устроенная из стволов 102 орудий по «высочайше» утвержденному рисунку архитектора Стасова.
Для нее использовали корабельные и сухопутные пушки, взятые в качестве трофеев во время войны 1828-1829 гг. с поля сражения под Кулевчи, со стен побежденных крепостей Тульчи, Силистирии, Варны, Исакчи, а также в Чесменском сражении 1770 г. Орудия доставили в Петербург в феврале 1883 г. из Измаила и Одессы. На 34 основаниях в виде параллелепипедов из красного гранита высотой 53 см, соединенных между собой невысокой железной решеткой высотой около 80 см, установлено по три пушки дулом вниз. Средние, более высокие, орудия увенчаны двуглавыми коронованными орлами, выполненными из листовой меди. Сложно переплетаясь, ниспускающиеся железные цепи соединяют группы орудий. Напротив портика расположены решетчатые чугунные ворота. Золоченый крест в сиянии, попирающий полумесяц, символизирует победоносное для России окончание войны. Сами ворота украшены двумя щитами, на которых воспроизведены отлитые из бронзы изображения медалей за войну с Турцией. Так выглядела прекрасная ограда храма Преображения. Вокруг здания и на паперти располагались на лафетах двенадцать орудий, перед воротами - два единорога. По периметру ограды установили восемь фонарей. Портик собора украшают четыре шандориновых фонаря, находящиеся на четырех колоннах его и освещающие вход в храм.
Рядом с собором 13 июля 1886 г. была заложена часовня, а 1 ноября того же года состоялось торжественное освящение ее. Часовня построена в византийском стиле по проекту и под непосредственным наблюдением архитектора городской управы И. Б. Слупского. Внутреннее убранство ее отличалось богатством и благолепием: стены расписаны византийским орнаментом, прекрасно исполненные образа принадлежали кисти художников Антропова и с. В. Постемского. Особо выделялись два образа-витража, исполненные академиком Тосницким (по некоторым источникам - художником Постемским) на стекле: «Преображение Господне» и «Св. Александр Невский». Бронзовый золоченый иконостас с массивными колонками был изготовлен в мастерской Игумнова. Изображения святых на всех иконах написаны в полный рост, причем два образа «рисованы на цинке художником Антроповым». В верхней части иконостаса имелось четыре медальона с изображениями святых.

В 1915 г. Императорское Общество архитекторов-художников объявило конкурс проектов усыпальницы для павших офицеров лейб-гвардии Преображенского полка в войну 1914 г. Она должна была располагаться в ограде Преображенского собора. По условиям конкурса в усыпальнице-галерее следовало разместить «34 гробницы ... алтарь с иконостасом для совершения заупокойных богослужений». Одновременно оговаривалось, что «в усыпальнице должна быть увековечена память небольшого числа офицеров, которые не будут покоиться в ней, как оставшиеся на полях сражений. Кроме того должны быть проектированы места для помещения досок с именами всех нижних чинов, павших в течение войны}. При создании мемориала необходимо было выдержать стиль и композицию в характере архитектуры собора, однако без обязательного повторения «тех же архитектурных форм и деталей, что было бы особенно неудачно в уменьшенном масштабе». Проекты, представленные на конкурс, рассматривала Комиссия, в которую входили Л. Н. Бенуа, Ф. И. Лидваль, М. С. Лялевич, П. Ю. Сюзор и другие зодчие, «два представителя от Л.-гв. Преображенского полка, а также два представителя от конкурсантов…». Возведение усыпальницы было решено вести по проекту профессора архитектуры С. И. Овсянникова, удостоенному IV премии. Но строительство этого мемориального сооружения не осуществлено в связи с начавшейся революцией.
В 1839 г. при соборе возвели трехэтажный почтовый дом, который в 1900 г. надстроили на два этажа. Благотворительное общество, организованное при храме в 1871 г., содержало богадельню, бесплатные квартиры, столовую, а также приют и школу для солдатских детей. В 1912 г. стало действовать Братство трезвости и целомудрия.
Вскоре после революции 1917 г. Преображенский собор был взят под государственную охрану, но спустя несколько лет он уже представлял собой печальное зрелище. Ему была уготована участь большинства ленинградских храмов. Разграбленный, заброшенный, пустовавший собор приближался к неминуемому своему разрушению. В 1927 г. он в значительной мере пострадал от пожара, во время которого от «проливной» воды был нанесен большой ущерб всему зданию. В том же году в соборе начались большие ремонтные работы, продолжавшиеся до 1938 г. Одновременно с окраской и побелкой стен, потолков, сводов велись работы по реставрации иконостаса с бронзировкой его, живописи в куполе, боковых нишах, позолоты рам в барабане купола. В июне 1920 г. двадцатка заключила договор с артелью «Искусство и труд» на расчистку лепных украшений на фасаде храма.
В 1931 г. встал вопрос о ликвидации ограды. Еще годом раньше по запросу Исторического Артиллерийского музея выяснилось, что пушки, не входящие в состав ограды, для музея «интереса не представляют, поэтому со стороны Консультационного бюро по охране памятников не встречается препятствий к изъятию пушек для утилизацию. Дебаты- по поводу снятия ограды у Преображенского собора длились довольно долго. Как записано в решении 1932 г. Президиума Смольнинского Совета, он «поддерживает предложения рабочих завода им. Поленова и считает целесообразным ограждение у церкви снять».
В 1931-1933 гг. Ленсовет принял постановления о снятии колоколов со Спасо-Преображенского собора и передаче их в 1931 г. для курантов Петропавловской крепости, а в 1933 г. - «Госфонду В количестве 6 шт ... и 7-ой колокол от башенных часов ... ». При снятии колоколов храму были нанесены значительные повреждения, не обошлось и без несчастного случая. «При съемке и разбивке колоколов ... 22 декабря 1933 г. в 4 ч утра оторвался один кусок, пробил два потолка и упал в алтарь, придавив одного рабочего, каковой отправлен в больницу».
В Преображенском соборе, как и во всех храмах страны, проводилось изъятие ценностей, которых храм, находившийся на учете Главнауки, лишился полностью. Изъятие производилось несколько раз. Серебряные ризы с икон, ценная церковная утварь, шитые золотом облачения, книги в дорогих переплетах, потиры, кубки, дарохранительница и другие предметы, полученные собором в качестве даров от самых разных людей, были изъяты «как музейные», так и «немузейные» и отправлены по разным инстанциям. Серебряные предметы оформлялись как ценные ювелирные изделия и как «серебро-лом». При изъятии церковных ценностей 22 марта 1929 г. «комитет партработы» Центрального района направил запрос о передаче хранившейся в Преображенском соборе иконы «в память 300-летия дома Романовых». Двадцатка подтвердила наличие подобной иконы, однако без указания на то, что она является названной в запросе иконой, «так как она была перенесена в собор из дому Армии и Флота».
В дни блокады Ленин града в годы Великой Отечественной войны подвалы собора служили жителям города бомбоубежищем. Сразу же после войны в 1946-1948 гг. были проведены работы по восстановлению храма.
В дальнейшем собор неоднократно ремонтировался, подновлялись живопись, лепка, проводилось золочение резных орнаментальных и архитектурных деталей. В 1991 г. был выполнен капитальный ремонт куполов, которые не знали его с 1829 г. Замене подлежали обшивка и почти все элементы крыши, большие ремонтно-реставрационные работы осуществлялись к 250-летию храма, которое отмечалось в 2004 г.
Спасо-Преображенский собор - выдающийся образец архитектуры классицизма, торжественный, величественный памятник, посвященный победам России, мужеству ее храбрых сынов, памятник доблести и славы.


Источник: Спасо-Преображенский собор / Баторевич Н. И., Кожицева Т. Д. // Храмы-памятники Санкт-Петербурга: во славу и память российского воинства /Н. И. Баторевич, Т. Д. Кожицева. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2008. - С.231 – 253.