Морской экипаж

Топография

1 2 3 4 5

Гвардейский экипаж:

  1. Здания казарм.
    Казармы (Римского-Корсакова пр., 22).
    Штаб и обер-офицерский дом.
    Конец XVIII в., дом Ч. Гаскойна;
    1820-е, перестроен;
    1852, расширен, воен. инж. Митюшин, М.А. Пасыпкин;
    конец XIX в., перестроен;
    1940-1950-е, надстроен 4-й этаж.
    Казарма для холостых нижних чинов. 1820;
    1858, построен двухэтажный флигель;
    1940-1950-е, надстроен 4-й этаж.
    Служебный корпус. Конец XVIII в.;
    конец XIX в., перестроен;
    1940-1950-е, надстроен 4-й этаж.
  2. Дом купца Ульяна Иванова.
  3. Казармы для строевых рот.
    Казарма для строевых рот с двумя воротами (Грибоедова кан. наб., 133). 1875; воен. инж. С.С. Селянинов.
  4. Хозяйственные службы (цейхгауз, лазарет, баня, пекарня).
    Служебный корпус (Грибоедова кан. наб., 133). II пол. XIX в.
  5. Николо-Богоявленский собор.
    Собор Святителя Николая Чудотворца (Никольская пл., 1/3). 1753-1762, арх. С.И. Чевакинский.
    Колокольня. 1756-1759, арх. С.И. Чевакинский.
    Ограда собора с четырьмя воротами. 1759, арх. С.И. Чевакинский;
    1956, воссоздана северная ограда с воротами, арх. В.М. Савков.

С момента своего образования Гвардейский экипаж размещался в так называемом Литовском замке, построенном в 1787 году  по проекту известного архитектора И. Е. Старова на углу Крюкова канала и Офицерской улицы (ныне – ул. Декабристов). Двухэтажное здание, украшенное по углам и на фасадах зубцами, действительно напоминало средневековую крепость, за что и получила свое первоначальное название – Семибашенный замок. С 1797 года, когда император Павел I начал расселять части петербургского гарнизона в постоянные казармы, в замке квартировали сначала Кавалергардский, а затем Литовский мушкетерский полк, который дал замку его последнее наименование. Гвардейский экипаж провел в Литовском замке 10 лет, до 1820 года. После этого Литовский замок был перестроен под городскую тюрьму, действовавшую до 1917 года. В дни Февральской революции она была сожжена и разгромлена. Сейчас на месте бывших квартир Гвардейского экипажа возвышаются здания советской постройки.

Еще в период пребывания моряков-гвардейцев в Литовском замке для него начали возводиться новые казармы на Екатерингофском пр. (ныне – пр. Римского-Корсакова). Место для новых казарм Экипажа было выбрано не случайно, именно здесь располагался с 1730-х годов Морской полковой двор – территория, специально выделенная для обустройства на ней петербургских моряков. С течением времени здания Гвардейского экипажа здесь все множились, и к концу XIX века он занимал практически весь обширный треугольник городской территории между Екатерингофским проспектом, Крюковым каналом и Екатерининским каналом (ныне – канал Грибоедова).

Первое здание возводилось в 1816-1820 годах на основе выкупленного в казну частного дома постройки конца XVIII века (по разным сведениям он принадлежал либо Г. Гаскойну, либо купцу Анурьеву). В перестроенном виде оно представляло собой довольно протяженную трехэтажную постройку, выдержанную в стиле классицизма, со скромным четырехколонным портиком в середине фасада на уровне второго этажа. Примерно в таком, классицистическом, виде это здание дожило до нашего времени (пр. Римского-Корсакова, 22), несмотря на последующие частичные перестройки, самой заметной из которых было возведение четвертого этажа в 1940-1950 годах.

В новую казарму моряки-гвардейцы переселились в 1820 году, именно отсюда они вышли на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года. Сначала в казарме разместились матросы, официально она так и называлась – «казарма для холостых нижних чинов». Здания для штаба, для офицерских квартир, а также для расселения женатых нижних чинов приходилось арендовать поблизости. Но в дальнейшем началось увеличение площади экипажных строений. В 1852 году за счет приобретения дома купца Ульяна Иванова казарма значительно расширилась в сторону Крюкова канала. В перестройке новоприобретенного дома под казарму участвовали известный петербургский архитектор М. А. Пасыпкин и военный инженер Митюшин. В 1858 году был возведен двухэтажный флигель, а позднее на Торговой улице Экипаж приобрел дом для офицерских квартир (ул. Союза Печатников, 4). К 1880 году вдоль Екатерининского канала было выстроено огромное здание для строевых рот, и таким образом проблема размещения Гвардейского экипажа, численность которого с 1810 по 1880 годы возросла примерно в четыре раза, была, наконец, решена полностью.

В связи с этим здание на Екатерингофском проспекте к концу
XIX века сделалось офицерским корпусом Гвардейского экипажа, в котором разместились: офицерская кают-компания на третьем этаже, канцелярия, квартиры командира и некоторых штаб-офицеров. В прилегающих флигелях разместились цейхгауз и лазарет, действовали баня и хлебопекарня. В 1910 году во дворе появилось здание собственной электростанции.

Большое здание казарм на Екатерининском канале, завершившее строительство военного городка Гвардейского экипажа, было спроектировано начальником строительной части Петербургского порта, военным инженером С.С. Селяниновым. Император Александр
II соизволил утвердить данный проект 7 апреля 1875 года, а через пять лет здание было сдано в эксплуатацию (наб. кан. Грибоедова, 133). Официально оно называлось «казармой для строевых рот»: на каждом из четырех этажей располагалась одна из строевых рот, при этом шефская рота занимала второй этаж, архитектурно выделенный на фасаде закругленной формой окон, обрамленных массивными белыми наличниками.

Общий вид казармы, протянувшейся вдоль канала Грибоедова на 120 м, оставляет впечатление мощной неприступной крепости. Этому во многом способствуют выделенные лопатками и увенчанные карнизами в виде бойниц три ризалита, напоминающие сторожевые башни. Подобный архитектурный прием был использован за четверть века до этого архитектором И. Д. Черником при проектировании офицерского корпуса лейб-гвардии Конного полка. Вполне возможно, по нашему мнению, что С. С. Селянинов вдохновился этим примером и создал на его основе свой проект, не повторяющий архитектуры Черника, но использующий его идею здания-крепости. Кроме того, данная идея была исторически оправдана для казарм Гвардейского экипажа, если вспомнить, что первоначально он располагался в Литовском замке.

Напротив территории, занятой казармами Гвардейского экипажа, на другом берегу Крюкова канала, возвышается Николо-Богоявленский собор. Со времен Екатерины
II он считается общеморским собором Российского императорского флота, и в народной топонимике Петербурга собор навсегда стал Николой Морским. Между тем, с 1910 года собор был приписан к Гвардейскому экипажу и являлся, прежде всего, храмом моряков-гвардейцев.

Возведение собора началось с его официальной закладки 15 июля 1753 года на месте старой деревянной церкви «для морских служителей». По указаниям императрицы Елизаветы Петровны храм должен быть «о пяти главах по древнему обычаю», а колокольня – стоять отдельно от храма. Таким образом, пожелание императрицы возвращало строителей к традициям русской церковной архитектуры
XV-XVI веков (в XVII и начале XVIII века строились, по преимуществу, одноглавые церкви, колокольни же пристраивались к ним с западной стороны).

Автором проекта и его неутомимым строителем был выдающийся русский зодчий, главный архитектор Адмиралтейств-коллегии С. И. Чевакинский. Под его началом уже в 1753 году был закончен фундамент и выложен каменный цоколь собора, в 1754 – построены стены нижней церкви, в 1755 – верхняя церковь и своды под крышу, в 1756 – выведены барабаны под пять куполов. Внешняя и внутренняя отделка собора заняли еще шесть лет, и 20 июля 1762 года он полностью открылся для прихожан.

Несомненной архитектурной доминантой всего соборного комплекса и прилегающей местности является неповторимая по своему изяществу колокольня, возведенная Чевакинским прямо на берегу Крюкова канала, на продолжении центральной оси собора. Ее воздушный силуэт – одно из лучших архитектурных выражений вечной устремленности христианина к небу, к Богу… Колокольня строилась три года (1756-1758) и с немалыми трудностями, чему способствовали и неустойчивый прибрежный грунт, и очень сложные очертания стен со множеством угловых колонн, и наличие четырех, сужающихся кверху ярусов, последний из которых как бы вообще стен не имеет и составлен лишь из ажурных деталей, но все-таки несет на себе купол и сильно удлиненную главу. Строительный подрядчик Матвей Соболев запросил за колокольню более высокую оплату, чем за возведение самого собора, и Чевакинский на это согласился, оправдывая перед Адмиралтейств-коллегией свое решение тем, что «оная работа против церковной фигурнее». Именно эта «фигурность» и придала колокольне столь неповторимый облик.

О Николо-Богоявленском соборе, его художественных особенностях и истории строительства написано много. Отметим здесь только то, что храм оставался действующим во все годы советской власти, здесь церкви и прихожанам удалось отстоять свои святыни. Таким образом, церковная служба в соборе ведется непрерывно на протяжении почти 250 лет! Интерьеры, иконы, подчас очень старые, церковная утварь, многочисленные дары прихожан и моряков – все это во многом сохранилось со времен старого Петербурга. И еще – Николо-Богоявленский собор был и остается сейчас главным памятником морской славы Росси и скорби по погибшим морякам. Здесь регулярно ведутся поминальные службы, отмечаются морские праздники, на стенах верхнего храма укреплены памятные доски с именами погибших кораблей-героев. Список их, увы, пополняется и в наши дни…


Севернее собора, вдоль проспекта Римского-Корсакова простирается очень уютный скверик, который с 1875 года стал любимым местом отдыха обитателей Коломны, прилегающей к собору части Петербурга. В третью годовщину Цусимского боя, 14 мая 1908 года, в присутствии императрицы Марии Федоровны здесь был открыт памятник морякам-героям броненосца «Император Александр III» (архитектор Я. И. Филотей, скульптор А. Л. Обер) – высокий обелиск из красного гранита с памятными бронзовыми досками и орлом на вершине, застывшим в скорбном величии. Деньги на сооружение памятника собирались матросами и офицерами Гвардейского экипажа. В советское время многие бронзовые детали исчезли, но в 1973 году были восстановлены. Так недалеко от родного дома Гвардейского экипажа и сейчас сохраняется память о моряках, исполнивших свой долг «За братий, за други своя…».

Источник: Угрюмов А. И. Военная топография старого Петербурга: строевые части гвардии и армии / А. И. Угрюмов. – СПб. : Альфарет, 2009. – С. 193-196.