Семеновский полк

Служба полка в мирное время состояла, кроме строевых учений, в дежурствах, караулах, командировках и работах. Семеновцы были среди первых строителей крепости Санкт-Питер-Бурх, принимали участие в постройках Зимнего Дворца и Исаакиевского собора.  
При Петре I караулы ежедневно требовали очень большого числа людей, доходившего иногда до 2/з наличного состава в полку. Начальники караулов при въездах в город, и особенно на мостах, через Фонтанку, обязаны были переписывать все обозы, обозначая число подвод, откуда, куда и с чем идут.
По кончине Петра I, полк занимал караулы только во дворцах. Зимою 1726 года, Императрица Екатерина I приказала Семеновскому полку, кроме дворца, занимать караул в крепости. Ежедневно, вплоть до 1730 года, наряжался караул к телу Петра Beликого в составе двух офицеров и 14-ти рядовых.
В царствование Елизаветы Петровны в круг обязанностей по гарнизонной службе входили еще караулы в театре. Кроме столицы, части полка ходили почти каждое лето занимать караулы в загородных дворцах, где пребывала царская фамилия.
По вступлении на престол Императора Павла I, тотчас заведены были вахт-парады - по примеру прусскому и как было в Гатчине. Ежедневный плацдарм и развод на караул перед Зимним дворцом могли стать как трамплином, так и гробницей гвардейской карьеры, в зависимости от того, хорошо ли прошел полк перед государем. Особенно опасно было заступать в караул во дворец. Поручик-семеновец К.М. Полторацкий вспоминал о своем последнем карауле в Михайловском замке: "Назавтра я оделся по уставу, взял денег, ибо мы никогда не были уверены, что нас не отправят из дворца в Сибирь..."


Шварц. Караул лейб-гвардии Семеновского полка в Павловском дворце. 1796- 1800
В полной неподвижности, ожидая выхода императора, застыли гренадеры, взявшие ружья на караул, барабанщик и мальчик-флейтист. Приняли должные позы дежурные камер-гусары, придворный арап и камер-лакей. За строем видна деревянная караульная загородка, окрашенная в три цвета - белый, черный и оранжевый. Николай I, заказывая Шварцу изображения таких сцен, строго следил за соблюдением документальной точности в передаче форм одежды и военного артикула.

 

Самокиш Н.С. Суворов-капрал Семеновского полка за чисткой оружия. 1748-1749 гг. Перо тушь.1899 г.

 

 В мирное время несение караульной службы было искони одним из главных занятий гвардейского солдата. В те отдаленные времена, когда казарм еще не существовало, а солдаты жили «на квартирах», им распределяли места для спанья всегда на одну треть меньше положенного состава, учитывая, что ночью один из трех непременно будет занят на карауле. В новорожденном Петровском Петербурге караульная служба была еще тяжелее. Несмотря на малое его тогда пространство и незначительное население, полки Преображенский и Семеновский высылали в караулы ежедневно две трети своего состава. Петровская гвардия держала офицерские караулы не только на всех заставах, при въезде и при выезде из города, но и на мостах. Офицерский караул существовал при перевозе через реку Фонтанку. Офицеры, начальники караулов, обязаны были переписывать все проходившие обозы, обозначая число подвод, откуда, куда и с чем идут, причем один из указов Петра гласил: «чтобы взяток с проезжающих ни под каким видом не брать, ни сеном, ни дровами, ни чем прочим, под штрафом военного артикула, равно смотреть и за солдатами, которые при карауле обретаются» <…>

"В наше время караульная служба не была уже так обременительна, как в старину. Все же молодым офицерам в первые три года службы и старослужащим солдатам, на второй и на третий год службы, ходить на караулы приходилось довольно часто. Нашим районным караулом, куда мы ходили каждый день, и только мы, был караул в Государственном Банке <…> Приблизительно раз в 8 дней от нашего полка наряжался офицерский караул в Аничков дворец <…>

Семеновцы в карауле у гвардейского полкового знамени во время маневров в Красном Селе. 1906

Самый беспокойный караул, в котором мне пришлось побывать, был офицерский караул в Красном Селе. На вторую половину июля и первые дни августа государь Николай II переселялся обыкновенно в свой маленький деревянный Красносельский дворец и оттуда выезжал на смотры, стрельбы, маневры, скачки и т. п. военные развлечения. В Красном же Селе, во время лагерного сбора, проживал грозный вел. кн. Николай Николаевич и командир Гвардейского корпуса. В маленький караульный дом, против дворца, поочередно все полки гвардии высылали офицерский караул, который ко дворцу, когда в нем жил царь, и к дому Н. Н. и командира, корпуса, выставлял парных почетных часовых. И вот в обыкновенное время еще не так, но во время царского присутствия, с раннего утра и до позднего вечера, мимо караульного помещения, по широкому шоссе главной Красносельской улицы, взад и вперед, верхом, в экипаже и в автомобилях, начинали летать генералы и полковники один другого важнее. И чуть не каждому из них по уставу на платформу полагалось вызывать караул. Хорошо было то, что почти никто из них на караул не обращал никакого внимания. А плохо то, что все они проезжали настолько быстро, что при нормальных условиях успеть проделать всю церемонию, как полагалось, не было никакой возможности. Но по счастью и в этом карауле имелась спасительная «сноровочка». Электрических звонков не было, но зато, за несколько домов справа и слева от караульного помещения, выставлялись «махальные» сторожа дворцового управления. Все высокое начальство они отлично знали в лицо и при появлении каждого подавали знак часовому у фронта, который незамедлительно ударял в колокол. Само собою разумеется, что в этот караул полки посылали людей расторопных, чаще всего из Учебной Команды, а часовыми у фронта, которым все время приходилось зорко смотреть по сторонам, ставили самых шустрых. Так как времени для выравнивания уже не было, на асфальтовой платформе проводили широкую черту мелом. К ней надо было подбегать. Сам караул, при раскрытых настежь широких стеклянных: дверях, с винтовками между колен, все время сидел на верхних ступеньках лестницы в полной готовности. Не успеет еще отзвучать колокол, как все опрометью бросались каждый на свое место. Через 10 секунд караул бывал уже выстроен и выравнен и караульный начальник весело командовал: «Шай, на кра-ул!» Помню раз, при проезде Николая Николаевича, мы так чисто и ловко все это проделали, что он не только с нами поздоровался, но и успел нам бросить: «Хорошо, молодцы!»

Существовал еще один караул, куда изредка ходил наш полк. Это был «городок огнестрельных припасов» на Охте. Замечателен он был лишь тем, что идти туда нужно было целый час. К моему большому удовольствию, меня туда ни разу не назначали.

Очень легкий, но довольно скучный наряд было дежурство в Военных Госпиталях. В Семеновский госпиталь, помещавшийся за Семеновским сквером, против Царскосельского вокзала, назначали обыкновенно молодых офицеров 1-ой Гвардейской дивизии. Дежурному вменялось в обязанность пройти по всем палатам два раза днем и раз ночью, пробовать пищу и о всех замеченных неисправностях, кроме как в области чисто санитарной, доносить начальнику госпиталя, или лично, или рапортом. В одной комнате с офицером помещался и дежурный врач, обыкновенно тоже из молодых".
(Ист.: Макаров Ю. Моя служба в старой гвардии 1905 – 1917 . Мирное время и война. – СПб.: Сударыня, 2001. – URL: http://www.lgsp.petrobrigada.ru/index.html)

 Артель офицеров л.-гв. Семеновского полка возникла вскоре после возвращения гвардии в СПб. осенью 1815 и просуществовала несколько месяцев. О ней известно только из «Записок» И. Д. Якушкина. В артель вступили 15-20 офицеров Семеновского полка. Состав артели неизвестен. Предполагается, что наряду с автором «Записок» прапорщиком (подпоручиком с 1 янв. 1816) Якушкиным в нее входили и несколько других будущих декабристов, которые служили тогда в Семеновском полку, жили в казармах полка и в начале 1816 основали Союз Спасения: поручик кн. С. П. Трубецкой, поручик С. И. Муравьев-Апостол и прапорщик (подпоручик с 13 янв. 1816) М. И. Муравьев-Апостол.
Офицерские артели были распространенным явлением в русской армии того времени. Однако обычно они ограничивались хозяйственной деятельностью, а офицеры, как писал Якушкин, «сходившись между собою, или играли в карты, без зазрения совести надувая друг друга, или пили и кутили напропалую». Семеновского полка артель тоже была хозяйственной, а не политической организацией, но ее члены уже стали интересоваться политикой. «После обеда, - вспоминал Якушкин, - одни играли в шахматы, другие читали громко иностранные газеты и следили за происшествиями в Европе – такое времяпрепровождение было решительно нововведение».
На собраниях артели присутствовали не только ее члены, но и их знакомые, не служившие в Семеновском полку, а также офицеры полка, не входившие в артель. Ф. Н. Глинка, тогда штабс-капитан Апшеронского пехотного полка, по-видимому, посещавший собрания артели, в 1861 написал стихотворение «Воспоминания о былом» (издавалось также под названием «Стихи о бывшем Семеновском полку»), в котором упомянул и о собраниях артели:
Они в их дружеских семьях
Перо и книгу брали в руки,
Сбираясь, по служебном дне,
На поле мысли, в тишине.
Офицерские казармы Семеновского полка, где в конце 1815 – начале 1816 собиралась артель, находились на Загородном пр. (участок д. 50, не сохр.; д. 54 – Рузовская ул., 2).
Командир полка ген.-майор Я. А. Потемкин «покровительствовал артели» и иногда обедал с офицерами. Однако Александр I, через несколько месяцев узнав об артели, заявил, что «такого рода сборища офицеров ему очень не нравятся», и приказал Потемкину «прекратить артели в Семеновском полку».
Ист.: Записки, статьи и письма декабриста И. Д. Якушкина. М., 1951; Глинка Ф. Н. Сочинения. М., 1986; Якушкин И. Д. Мемуары, статьи, документы. Иркутск, 1993.
Лит.: Нечкина М. В. Движение декабристов. Т. 1. М., 1955; Принцева Г. А., Бастарева Л. И. Декабристы в Петербурге. Л., 1975; Петербург декабристов. СПб., 2000.»
(Ист.: Шешин А. Б. Семеновского полка артель // Три века Санкт-Петербурга: энцикл.: В 3 т. – СПб.: Филол. факультет С.-Петерб. гос. ун-та, 2001. Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 6. С-Т. [гл. ред. В.В. Яковлев] – 2008. – С. 185-186)

 

Образованная при Петре I полковая инженерная школа существовала до середины XVIII века. В 1747 г. для школы в полковой слободе была отведена одна из связей 8-й роты (ныне Рузовская ул.). Все без исключения сыновья нижних чинов должны были ежедневно посещать школу. Сверх того школу разрешалось посещать желающим из солдат. В школе преподавали русскую грамоту, арифметику, геометрию, черчение планов и французский или немецкий язык. В 1747 году в школе устроили два отделения: в младшем обучались дети нижних чинов, в старшем – все желающие без различия чинов и сословий. Всех учеников освобождали от внутренней полковой службы. В 1749 году полковая инженерная школа была распущена. Бывшие в ней книги, инструменты передали в школу солдатских детей. С 1753 года солдатские дети могли продолжить образование в Академии Наук и Художеств, причем полк за каждого из них вносил определенную плату.

 В 1762 году школу разделили на три отделения: школа солдатских сыновей; общая полковая школа, арифметическая школа. Все предметы, за исключением иностранных языков, преподавались чинами полка, занимавшими хозяйственные должности. В 1789 году три отделения школы объединены. В школу стали принимать только малолетних. Солдатские сыновья, неспособные к обучению грамоты, поступали на службу – одни в извозчики, другие – в барабанщики. Кроме этого офицеры и нижние чины в свободное от службы время могли посещать классы кадетского корпуса.

 В начале 1820 г. по приказанию Государя была устроена Полковая Ланкастерская школа. В ней обучались чтению, письму и арифметике. Полный комплект школы определялся в 100 человек, назначенных ротными командирами, с утверждением полкового, из числа людей отличного поведения, обещающих по способностям быть хорошими унтер-офицерами. Каждую субботу полковой священник обязан был читать учащимся воскресное евангелие с толкованием его. Ежегодно всем ученикам производилось испытание в присутствии корпусного командира, директора и чиновника по назначению министра духовных дел и народного просвещения. После испытания лучших учеников производили в унтер-офицеры, остальные возвращались в роты и ожидали вакансии.

Для обучения солдатских детей, при полку были учреждены 2 школы — одна для мальчиков кантонистов и другая для девочек. В школе учили, кроме чтения и письма, арифметике, грамматике и рисованию. Рисованием занимался академик Герейс, и некоторые из мальчиков продолжили курс в академии, а другие завели в полку гравировальные станки н инструменты. Школа солдатских дочерей обязана своим существованием милостям Императрицы Марии Федоровны. В школе обучались девочки от 7-ми до 16-ти летнего возраста закону Божьему, чтению, письму и рукоделию.

В офицеры производили преимущественно людей уже получивших домашнее образование, и большею частью богатых. Участие во всех празднествах, постоянные приглашения офицеров ко Двору, все это было сопряжено с издержками, далеко превосходившими определенное казною состояние. Даже сама одежда требовала значительных расходов: на придворную службу офицеры являлись не в форменных мундирах, а в так называвшихся тогда собственных, которые отличались дорогим шитьем, во многом подчинялись моде. Офицеры часто щеголяли роскошью и богатством. Зимою во время устраиваемых при Дворе увеселений офицеры носили лисьи шубы без рукавов, покрытые тонким бирюзовым сукном и обложенные по борту и подолу соболем и бобром. Шапки были из серебряной парчи с черным лисьим околышем (Такое отступление от формы существовало до половины царствования Екатерины II). Во время передвижений за полком следовали огромные собственные обозы офицеров.
(Ист.: Дирин П. Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. Т. 1-2)

Верландер А. П. Школа л. гв. Семеновского полка // Верландер А. П. По Балтийской дороге. СПб., 1883. С. 170-172

Полковая офицерская библиотека была основана в 1810 году при следующих обстоятельствах. Общество офицеров, отличавшееся постоянно стремлением к книжному самообразованию, в часы свободные от служебных занятий и требований, налагаемых светскою жизнью, не могло удовольствоваться теми неудовлетворительными частными библиотеками, которые в то время были доступны публике, и порешило устроить свою полковую библиотеку, для первоначального основания которой каждый из офицеров должен был пожертвовать сколько хотел книг -русских или французских.

 Благодаря общему сочувствию и дружному содействию всех гг. штаб и обер-офицеров и подпрапорщиков, задуманное учреждение было в скором времени приведено в исполнение. К концу того же года офицерами пожертвовано более 1,000 книг, которые и положили начало полковой библиотеке.

Экслибрис библиотеки

Заведовать ею выбран обществом офицеров полковой адъютант штабс-капитан Николай Мартынович Сипягин, которого и уполномочили найти для нее помещение, привести в порядок книги и составить библиотечные правила.

Первоначальное помещение для библиотеки отведено было на теперешнем фуражном дворе и при ней, с согласия гг. офицеров, учрежден был фехтовальный зал, в котором два раза в неделю для желающих офицеров и подпрапорщиков учреждены были классы фехтованья и стрельба из пистолетов в цель, под руководством профессора фехтованья Вальвиля. Для содержания библиотеки, получения разных ведомостей и журналов, по общему согласию каждый платил по 15 руб. в год. Деньги эти удерживались казначеем при выдаче жалованья и передавались Сипягину. Оружие, маски и прочие принадлежности фехтовального класса каждый обязан был иметь свои. Кроме пользы, которую мог приносить фехтовальный зал, отвечая прямому своему назначение, он был до некоторой степени подспорьем библиотеке.

Члены фехтовального зала обязаны были, кроме платы учителю, разложенной поровну на всех, платить еще по 5 руб. в месяц, для подписки на газеты и журналы, которые библиотека не имела возможности выписывать, по недостатку средств.

Такой порядок в библиотеке и фехтовальном зале продолжался по день выступления полка в поход 1812 года.

Из документов того времени видно, что впоследствии офицеры ежегодно, в день учреждения библиотеки и фехтовального зала, собирали по общей подписке 100 руб., которые предназначались в награду одному из заслуженных гренадер роты Его Величества, назначенному в отставку.

Государь Император Александр Павлович, не только одобрил мысль офицеров, но приказал тогда же управляющему квартирмейстерскою частью, генерал-адъютанту князю Волконскому, доставить от Высочашего имени в библиотеку полное собрание лучших топографических карт. Государь … вновь пожаловал для нее несколько редких по изданию карт, планов и 50 сочинений лучших французских и русских авторов.

… Она мало по малу пришла в упадок. Много сочинений и карт было потеряно, много разрознено, так что в 1 818 году офицерская ревизия насчитала только 736 книг, 15 карт и планов и 4 атласа. Вследствие чего общее собрание офицеров постановило возобновить библиотеку.

Вместе с тем было постановлено перенести библиотеку с фуражного двора в нижний этаж полкового госпиталя.

Многие офицеры принесли ей в дар книги, а командир полка, генерал Потемкин, пожертвовал превосходно исполненный портрет Императора Александра I на коне. 

(Ист.: Дирин, Петр Николаевич. История лейб-гвардии Семеновского полка. Т. 1-2. – СПб. : тип. Э. Гоппе, 1883. - Т. 2. – С. 38-41)

 

   

Распределение мобилизованных солдат по воинским частям у Семеновских казарм. 1904 г.

У полковой канцелярии, новобранцы разбиваются по ротам, из которых каждая также имеет свой тип. И только поздно вечером, уставшие молодые гвардейцы садятся за ужин и укладываются спать, с тем, чтобы на другой день в 5 часов утра сходить в баню и, облачившись во все казенное, начать службу царю и отечеству.

  

Парад полка на Сенатской площади в честь 200-летия сражения при Лесной. 1909

 

Смотр полка на Сенатской площади. 1909 г.

Построение перед отправкой в Полтаву на торжества, посвященные 200-летию Полтавской битвы. ЦГАКФФД СПб (Семеновцы / авт.-сост. А. Ю. Бондаренко. - М., 2004)

 

Семеновцы - участники самодеятельного спектакля «Кошевар Тимошкин». 1910

 

Прохождение подразделения полка мимо здания Офицерского собрания на Семеновском плацу. 1911

 

Прохождение подразделения полка мимо здания Офицерского собрания на Семеновском плацу. 1911

 

Принесение присяги на Семеновском плацу солдатами полка - лютеранами. 1911 г.

 

Парад полка возле строящегося вокзала. Около 1913 г.

 

Парад полка возле строящегося вокзала. Около 1913 г.

 

Парад запасного батальона Семеновского полка около казармы на Звенигородской улице. 1917