Семеновский полк

   Храмы

 

Собор Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка

Церковь Введения Богородицы в Семеновском полку. Литография Л.-Ж. Жакотте по рисунку И. И. Шарлеманя. 1850-е 

 Выйдя из Царскосельского (ныне Витебского) вокзала на площадь, прибывший в столицу Империи видел перед собой высокий белый пятикупольный храм, который принадлежал одному из самых известных и старых российских гвардейских полков – Семеновскому. Он был создан в 1682 из „потешных“ будущего царя Петра Алексеевича и квартировал в подмосковной деревне Семеновской. В 1700 полк стал лейб-гвардейским, участвовал во многих войнах, подавлении мятежей и дворцовых переворотах; в нем начинали военную службу генералиссимус А. В. Суворов-Рымникский, флотоводец А. Г. Орлов-Чесменский и фельдмаршал И. И. Дибич-Забалканский; его шефами были Императоры и великие князья.
После перевода полка в 1718 в Петербург для полка была поставлена походная церковь-палатка с белым атласным иконостасом. В 1730-е она находилась у Синего моста через Мойку. Здесь семеновцы молились до 1742, когда им отвели место за Фонтанкой, в Московской части. Здесь, в центре Семеновской слободы, на правой стороне нынешнего Клинского проспекта, между Можайской и Верейской улицами, 1 июня 1745 была заложена „деревянная, на каменном фундаменте церковь“, освященная архиепископом Феодосием 20 ноября 1746 в присутствии Императрицы Елизаветы Петровны. В 1764 это здание разобрали и, несколько переделав, перенесли ближе к полковому плацу, поставив на Загородном проспекте. В канун полкового праздника в церкви на богослужении почти всегда бывала Екатерина II.
Планируя в 1797–1799 комплекс Семеновских казарм, арх. В. И. Баженов, а затем Ф. И. Демерцов предусмотрели большой купольный храм, но их проекты не были осуществлены.
При прокладке Царскосельской железной дороги в 1836 выяснилось, что деревянная церковь ей мешает, и Николай I повелел выстроить каменный трехпридельный храм близ полкового госпиталя на средства (около 1 млн руб.), главным образом, Императорской казны. Он был заложен 22 августа 1837 по проекту
К. А. Тона, которому помогали ему А. К. Росси, Н. Л. Бенуа, Ф. И. Эппингер и К. К. Мейснер.

 

Тон К. А. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка; западный фасад. 1834 г. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004)

 

Тон К. А. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка. Разрез. 1834 г. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004) 

 

Тон К. А. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка. Проект иконостасов. 1839 г. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004)

Строительную комиссию возглавил министр двора кн. П. М. Волконский, генерал по спискам полка. Осенью 1839 выдержанная в русско-византийском стиле постройка была вчерне готова, но ее отделка продлилась до 21 ноября 1842, когда обер-священник армии и флота Кутневич в присутствии Императора произвел освящение. Южный придел был посвящен благ. кн. Александру Невскому, северный – правв. Захарии и Елизавете.
Трехъярусный главный иконостас и одноярусные в приделах были сделаны по рисунку Тона в мастерской Е. Скворцова резчиком Иваном Игумновым. Столярные и позолотные работы произвели Николай Тарасов и Василий Бобков. Лепку внутри исполнил крепостной Ф. П. Дылев, барельефы на фасадах – скульпторы Н. А. Рамазанов, И. И. Реймерс, М. Г. Крылов и А. И. Мануйлов. Образа написали академики:
П. В. Басин, В. К. Шебуев, Я. Ф. Яненко, Т. А. Нефф, А. К. Виги, Ф. П. Брюлло; паруса расписал А. Т. Марков, купол – В. К. Сазонов.
Из прежней церкви в приделы взяли часть икон, в том числе две „греческого письма“: Нерукотворный Спас и Знамение, бывшие с Семеновским полком в битвах при Полтаве и Лесной и висевшие некогда в его московском храме. Николай I подарил церкви шпалеру „Поклонение пастухов“, копию с известной картины Корреджо; в 1877 было пожертвовано „Введение во Храм“, сделанное из перламутра. В 1914 Иерусалимский Патриарх Дамиан подарил храму образ „Воскресение Христово“ с частицей Гроба Господня.
Гробницу для плащаницы изготовил в 1888 из золоченой бронзы известный мастер И. В. Софронов, а сама плащаница была отбита в 1812 семеновцами у французов, похитивших ее из древнего московского храма. Праздничное Евангелие весило 2,5 пуда, потому что в 1796 оно было обложено золоченым серебром и украшено драгоценными камнями и эмалевыми вставками.
16 декабря 1906 в подвальном этаже был освящен расписанный ликами святых и орнаментами нижний придел сщмч. Иакова с походным иконостасом Александра I. Здесь в двух мраморных гробницах были похоронены: убитый в 1906 террористкой командир полка генерал-майор
Г. А. Мин и трое семеновцев, павших при подавлении восстания 1905 в Москве. На гробнице Мина находился образ „Спаситель в терновом венце“ кисти В. М. Васнецова, на стене была написана сочиненная генералом молитва. Ранее в церкви были погребены: командир полка гр. В. П. Клейнмихель (1882), и кн. П. М. Волконский (1852), гробница которого была сделана по эскизу К. А. Тона.
В 1907 в храме был произведен большой реставрационный ремонт, а 18 ноября 1912 на его хорах освящен придел новопрославленного свт. Иоасафа Белгородского и вмц. Екатерины. В 1913 церковь стала собором.
К храму было приписано три часовни. Одна – на Загородном проспекте, у церкви, имела вид мраморного киота и была освящена в 1885 (арх. Н. В. Набоков); вторая – во имя св. Александра Невского, в память спасения в Борках, была выстроена севернее храма гражд. инж. С. А. Баранкеевым в 1893–1894. Третью, небольшую шатровую часовню слева от вокзала освятили в 1898 в память о спасении Цесаревича Николая в Отсу.
Весной 1915 в нижней церкви было разрешено хоронить офицеров полка, павших на войне. В конце 1916 в ней был освящен мраморный иконостас по проекту
В. Н. Боброва. По собранным сведениям, было погребено 26 человек, среди них командир полка генерал С. И. Соваж. Летом 1930 эти останки были перенесены на кладбище.
В верхней церкви среди полковых знамен висели доски с именами павших ранее офицеров; в витринах лежали мундиры августейших шефов, а также фельдмаршальские жезлы кн. П. М. Волконского и вел. кн. Николая Николаевича-старшего.
Традиционно 19 июля по приходу шел крестный ход в воспоминание о холере 1892 года. 10 ноября служилась панихида по погибшим в Русско-турецкую войну 1877 года, в кровопролитном бою под Правцем.
С 1873 при храме работало благотворительное общество, которое содержало женскую богадельню и школу-приют для бедных девочек.
Последним до революции настоятелем был в 1908–1919 прот. Александр Иоаннович Алексеев.
Собор – самое крупное произведение К. А. Тона в Петербурге, находившееся под охраной как памятник архитектуры, был закрыт 8 марта 1932 (решение Леноблисполкома от 21 февраля 1932) и к марту 1933 снесен. Год спустя за счет освободившегося места расширен Введенский сквер. Часть ценностей собора хранится в музеях Петербурга и Москвы.
Ныне на месте здания находится большой сквер с установленным в 1997 памятным крестом. 1 июня 2003 открыта памятная колонна, созданная скульптором А. Г. Демой и архитекторами Н. Н. Соколовым, С. Л. Михайловым и И. Вержбицкой.

Архивные источники
РГИА. Ф. 468. Оп. 35. Д. 339–352; Ф. 482. Оп. 5. Д. 312–320; Ф. 485. Оп. 2. Д. 1039–1043; Ф. 796. Оп. 169. Д. 812; Оп. 174. Д. 1180; Ф. 797. Оп. 12. Д. 30190; Ф. 799. Оп. 16. Д. 576; Ф. 806. Оп. 5. Д. 9768, 9985; Ф. 1293. Оп. 126. Д. 20.
ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. 4789.
Литературные источники
Свиязев И. И. Практические чертежи по устройству церкви Введения… СПб., 1845.
Карцов П. П. История л.-гв. Семеновского полка. СПб., 1854. С. 374–385.
ИСС. 1878. Т. 6. С. 69–75.
Дирин П. Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. СПб., 1883. Т. 1. С. 155–156, 268–269, 295–296.
Цитович. Ч. 1. С. 43–46.
Славина. С. 70–72.
Черепенина, Шкаровский. 1996. С. 55–57.
Периодика
ВВД. 1891. № 22. С. 691–701; № 24. С. 743–755; 1892. № 5. С. 145–157.
НС. 1893. № 43. С. 219–220.
РИ. 1910. № 62.
ВКГ. 1932. № 127.
СПбВ. 2002. № 34.
(Ист.: Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. – URL: http://www.encspb.ru/ru/article.php?kod=2804677217)


Первая, устроенная в Петербурге в 1718 году, полковая церковь была походная. Церковь первоначально помещалась в небольшом шатре. Иконостас этой церкви состоял из четырех отдельных рам, обтянутых белым атласом с позументами. Царские врата, боковые входы в алтарь состояли из натянутого на планки атласа с позументами, на котором изображены были святые иконы. Паникадила и подсвечники были железные, крест над царскими вратами – деревянный. В 1737 году в походную церковь передали из Московской церкви несколько образов (Спаса Нерукотворного, Знамения Божией Матери), подаренные полку Петром I еще в 1705 г. и сопровождавшие полк во всех походах. Первоначально богослужение совершалось приглашенными полковым начальством священниками ближайших приходских церквей. С 1737 г., по благословению св. Синода, приезжавшими из Москвы священниками Введенской церкви (в Московской солдатской слободе) и чередовавшимися погодно.
При Анне Иоанновне церковь находилась на одном из дворов Морской улицы, и оставалась там до 1742 года, когда приступили к заложению церкви в полковой слободе.
Приступив к постройке слободы, начальствовавший полком принц Люнебургский, предписал прежде разбивки улиц, иметь ввиду, что посреди слободы предполагается устроить полковую церковь. В 1741 году место, где пересекаются Средний проспект (совр. Клинский) и 3-я рота Семеновской слободы (совр. Можайская ул.), было огорожено, выравнено и засеяно хлебом.
В обеих столицах открыли подписку на постройку полковой церкви. Сбор денег постепенно возрастал – частью от добровольных приношений, частью от того, что доходы с бань и полкового моста, на время, назначены были в пользу церковной суммы.
В начале 1745 года план новой церкви был утвержден Императрицей Елизаветой Петровной. Затем последовало разрешение С.-Петербургского Архиепископа на построение в Семеновской солдатской слободе деревянной церкви, на каменном фундаменте, в честь праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы.

 

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Фрагмент «Плана столичного города Санкт-Петербурга». 1753 г.


1 июня 1745 г. происходила закладка церкви. В тот же день приказом по полку объявлено, что все чины полка могут содействовать работам доставкой материалов и присылкой к строению собственных мастеровых и лошадей. Желающих явилось столько, что не было надобности вызывать подрядчиков ни для каких работ, кроме живописных. В том же году, 19 ноября был водружен крест. Следующие два года были употреблены на внутреннюю отделку и приобретение новых образов, утвари и риз.
Освящали церковь в 1748 году, накануне полкового праздника, в присутствии Императрицы Елизаветы Петровны.
С этого времени семеновцы имели собственную церковь и ежедневно могли присутствовать при богослужении в храме, воздвигнутом их усердием. С 1748 г. был определен постоянный местный священник. С 1750 года при церкви постоянно были певчие, из детей нижних чинов. Они имели отдельное помещение в одной из ближайших к церкви связей, где их обучали ежедневно.
При перестройке слободы в 1764 году повелением Екатерины II, полковая деревянная церковь была разобрана, перенесена на новое место и во многом переделана. Ее поставили на Большой Загородной улице (около засыпанного ныне Введенского канала). Деревянная на каменном фундаменте постройка увенчивалась небольшим барабаном, а с запада к ней примыкала двухъярусная колокольня со шпилем. План и размеры церкви были оставлены прежние. Переделка заключалась в увеличении числа окон и высоты колокольни, в уничтожении высокого крыльца и устройстве хор. В таком виде церковь существовала до 1843 года.

Вид Загородного проспекта. Слева - госпиталь, справа - офицерский корпус и церковь Сем. полка. Гравюра с рис. А. Сабата. 1810 г.

Прихожанами полковой церкви было население, проживавшее между Чернышевым переулком, Разъезжей улицей и Обуховским проспектом. Посещали церковь и лица, жившие в других частях города.
День полкового праздника отмечался особенно торжественно. В царствования Императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны офицеры полка в 6 часов, накануне этого дня, обыкновенно собирались во дворец и с вечера поздравляли с праздником Ее Величество, как своего полковника. Утром Императрица слушала литургию в полковой церкви, затем офицеры удостаивались приглашения во дворец на бал. На следующий день их приглашали к обеду.


В связи с прокладкой Царскосельской железной дороги 31 января 1837 года последовал Высочайший рескрипт императора Николая I о строительстве новой полковой каменной церкви на противоположной стороне Загородного проспекта «в старинном русском стиле». Закладка храма в присутствии великого князя Михаила Павловича и военного министра графа А. И. Чернышева состоялась 22 августа 1837 года. К концу лета 1839 года строительство церкви вчерне было окончено, но еще в течение трех лет продолжалась его внутренняя отделка. Производством всех работ заведовал автор проекта сооружения архитектор
К. А. Тон с помощниками, в числе которых были молодые тогда еще архитекторы Н. Л. Бенуа и А. К. Росси, сын знаменитого зодчего К. И. Росси. Постройка происходила под наблюдением и распоряжением Высочайше утвержденного комитета под председательством бывшего министра Двора князя Петра Михайловича Волконского. От местного духовенства членом комитета был протоиерей Симеон Наумов.
Общая сумма затрат на строительство составила 996019 рублей, В состав сей суммы вошли: 1). Капиталы, имевшиеся при прежней церкви в билетах Государственного заемного банка и Сохранной казны (простиравшиеся к концу 1836 г. с процентами до 235 425 рублей ассигнациями). 2). Сумма, полученная от компании Царскосельской железной дороги в вознаграждение за сломку и переноску прежней церкви (34 000 рублей ассигнациями). 3). Сбережения в течении пятилетней постройки нового храма, сделанные в прежней церкви (до 35000 рублей ассигнациями). 4). Две трети (700000 рублей ассигнациями) были выплачены из Кабинета Его Величества.
Освящение храма в присутствии императора Николая I состоялось 20 ноября 1842 года. Тип крестообразного в плане пятиглавого храма, воплощенного во Введенской церкви, был утвержден Николаем I как образцовый для строительства во многих других городах России.

Садовников В. С. Парад перед Введенским собором. Не ранее 1842 г. В медальонах по бокам художник представил военную форму семеновцев.

Церковь отличалась необычайной просторностью. Лепные работы в интерьере выполнил Ф. Дылев, авторами фасадных барельефов являлись скульпторы М. Г. Крылов, А. И. Мануйлов, Н. А. Рамазанов и И. И. Реймерс. Иконостасы как в главной церкви, так и в пределах были деревянные, резной работы, покрытые сплошной позолотой.
Во Введенской церкви, получившей в 1913 году статус собора, хранились многочисленные полковые реликвии. Из икон, перемещенных из упраздненной церкви, замечательны две, помещенные по сторонам запрестольного образа: полковые иконы греческого письма Нерукотворного Спаса и Знамения Божией Матери, обе на досках, обозначены 1705 г., и как видно из надписей, находились в походной церкви в день Полтавского сражения, подарены полку Петром I . Другие иконы были писаны для нового храма известными художниками.
В главной церкви находились:
1). Запрестольный образ – снятие со креста (копия с Даниила де Валтера) работы Гобель-Цеттеля перенесен сюда из Эрмитажа.
2). На царских дверях изображение Благовещения и четырех евангелистов – академика
Нефа.
3). По сторонам царских врат изображения Спасителя и Божией Матери – кисти того же художника.
4). На южной двери изображение архистратига Михаила, попирающего сатану; на северной – великомученика Георгия на коне, поражающего змея: работы академика
Виги.
5). Подле южной двери против правого клироса вне иконостаса большой образ Введения Божией Матери, и соответственный ему, против левого клироса, такого же размера образ св. Троицы в виде трех странников, принятых Авраамом: оба кисти профессора
Басина.

 

 

Басин П. В. Ведение во храм Божией Матери. 1842. Образ находился возле южной двери, напротив правого клироса. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004) 


Во втором промежуточном ярусе образа малого размера:
6). Над царскими вратами – изображение тайной вечери (копия с Леонардо-да-Винчи): академика
Нефа.
7). Вправо, по южному крылу иконостаса – изображение Рождества Христова, Крещения в Входа в Иерусалим; на северном крыле Рождества Божией Матери, Сретения и Успения: все кисти академика
Ф. П. Брюлло.
8). В верхнем ярусе над царскими вратами образ Воскресения Христова – ректора академии
Шебуева.

Шебуев В. К. Воскресение Христа. 1841. Образ верхнего яруса иконостаса. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004)

9). Того же художника по правую сторону, образ Вознесения Господня, по левую Преображения.
10). В том же ярусе вправо – изображение св апостолов Петра и Павла, слева – святителя Николая и царицы Александры: академика
Брюлло.
Над образом Воскресения, в фронтоне, небольшой круглой формы образ Крещения Господня – академика
Брюлло.
В куполе 16 изображений стенных (фресок): Спасителя, 12 апостолов и трех святителей: академика Сазонова. Под куполом (в парусах) четыре изображения: св. Софии и дщерей ее – профессора
Маркова. На хоругвях изображение Крещения и Воскресения Христова – Сазонова.
В южном пределе Св. Александра Невского иконостас в один ярус с отдельными местами над царскими вратами и боковыми дверями. Здесь большая часть икон из упраздненной церкви разного письма и разного времени: одни на досках, другие на холсте. Из них по достоинству письма замечательны местные иконы Спасителя и Божией Матери на холсте. По древности и украшению замечательны две иконы на досках, помещенные против клиросов: одна Божией Матери всех скорбящих радости, другая св. Александра Невского: обе в серебряных вызолоченных окладах и ризах старинной работы. Позолота сделана в 1856 г. иждивением купца Сергея Одноушевского, бывшего церковного старосты. В южных и северных дверях изображения Св. Александра Невского и Св. первомученика Стефана – академика
Брюлова, над дверями малые изображения Благовещения и 4 евангелистов – академика Сазонова, иконы эти обложены серебряными ризами иждивением Одноушевского.
В северном приделе праведных Захария и Елизаветы иконостас в целом такой же, как и в южном.
Запрестольный образ Рождества Христова большого размера – тканый, изготовлен на Императорской шпалерной фабрике (копия с известной Корреджиевой ночи). Над царскими вратами образ тайной вечери из Императорского Эрмитажа (Парденана). Местные иконы Спасителя и Богоматери, и на боковых дверях иконостаса – изображения праведных Захария и Елизаветы – профессора
Маркова. Местные иконы обложены серебром усердием почетного гражданина Григория Петрова. Над дверями изображения св. блаженной княгини Ольги и равноапостольной Марии Магдалины – академика Яненко. Против правого клироса – Иверская икона Божией Матери большого размера; против левого – чудотворца Николая того же размера: обе из упраздненной церкви, греческого письма, неизвестного мастера, в полных серебряных вызолоченных окладах и ризах. Вызолочены усердием купца Одноушевского.
В алтаре придела перед престолом на пьедестале хранится Евангелие, большого формата в серебряном золоченом окладе. На верхней доске изображения Воскресения Христова на финифтевом овале, а вокруг его – лики евангелистов, апостолов, пророков и других святых тоже на финифти. На нижней доске рельефное изображение храма премудрости Божией: во глубине его Богоматерь с предвечным Младенцем, на степенях пророки: Евангелие это сооружено усердием полка в 1798 г. при командире графе И. И. Салтыкове.

Евангелие. 1736. Петербург. Мастер Никифор Мурашев. Серебро, чеканка, золочение. На верхней крышке чеканная в высоком рельефе композиция изображает Спасителя во Славе и четырех евангелистов в окружении стилизованных цветов. На нижней крышке надпись сообщает, что Евангелие «построено на казенные деньги… приказанием того полку господина Андрея Ивановича Ушакова». (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004) 

Канделябры парные. Первая половина XIX века. Петербург. По модели П. Ф. Томира фирма К. Никольс и В. Плинке. Бронза, золочение, литье, чеканка. Существуют архивные данные, указывающие на то, что фирма К. Никольса и В. Плинке выполняла для Введенского собора все основные заказы на бронзовые изделия. (Религиозный Петербург / сост. П. Климов; Гос. Русский музей. – СПб., 2004) 

В храме висели знамена и четыре мраморные доски с именами павших в боях офицеров. К числу достопримечательностей храма принадлежали полковые мундиры российских императоров Александра I и Николая I, Высочайше пожалованные полку, и по распоряжению военного начальства, хранящиеся в церкви; а также фельдмаршальский жезл вел. князя Николая Николаевича (старшего). В усыпальнице храма покоились бывшие полковые командиры и офицеры, павшие на полях сражений.
В западной части Введенского собора находились гробницы князя Петра Михайловича Волконского (бывшего председателя комитета по построению храма) и графа В. П. Клейнмихеля. В 1906 в крипте устроен придел, где были погребены командир полка
Г. А. Мин и трое семеновцев, погибших в 1905 при подавлении вооруженного восстания в Москве; там же хоронили офицеров полка, павших в 1-й мировой войне 1914-18. В 1907 проведена реставрация.
Притч храма состоит из трех священников, диакона и трех причетников или псаломщиков. Для помещения духовенства имеется при церкви в ближайшем от нее расстоянии церковный дом, выстроенный в 1851 г. на счет церковных сумм и доходов, при помощи займа в Государственном банке и из сумм церкви лейб-гвардии Московского полка. За помещением притча с просвирнею, церковником от полка и церковными сторожами, несколько небольших квартир отдается в наем, и сбор с них поступает в церковный доход. Земля, на которой выстроен дом, принадлежит полку, которому и уплачивается за нее ежегодно по 143 руб. из домовых доходов.
Из настоятелей храма заслуживает уважительной памяти протоиерей Симеон Наумов, служивший в храме до 45 лет, составил значительный капитал для его построения (скончался в 1853 г.).
Церковь с Высочайшего разрешения жертвовала ежегодно по 800 рублей на содержание полкового приюта для солдатских дочерей, священнослужители безвозмездно преподавали закон Божий в трех школах, состоящих в полку.
В марте 1932 Введенский собор закрыт, к марту 1933 снесен, на его месте разбит сквер, где 1 июня 2003 установлен памятный знак.

В здании полкового госпиталя находилась церковь во имя апостолов Петра и Павла.
С 1873 при храме существовало благотворительное общество, содержавшее богадельню и школу-приют для девочек.
К храму было приписано три часовни: на Загородном, напротив Семеновских казарм, имевшая вид мраморного киота и освященная в 1885 (арх. Н. В. Набоков); рядом с храмом — во имя св. Александра Невского, в память спасения в Борках, выстроенная в 1893–1894 (арх. С. А. Баранкеев); шатровая, слева от вокзала, освященная в 1898 в память о спасении Цесаревича в Отсу.


Лит.:
Дирин П. Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. Т. 1-2. – СПб.: тип. Э. Гоппе, 1883.
Знаменский А., протоиерей. Церковь лейб-гвардии Семеновского полка в честь Введения во храм Пресвятыя Богородицы // Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. – СПб., 1878. - Вып. 6. - С. 69-75
Карцов П. П. История лейб-гвардии Семеновского полка, 1683-1854 : в 2 т. - Репр. воспр. изд. 1852-1854 гг. – СПб.: Альфарет, 2008.

 

Фото 1900-х гг.

 

 

Лозунги в честь СССР у здания собора Введения во храм Пресвятой Богородицы лейб-гвардии Семеновского полка. 1927 г.

               

1930-е гг.  

 

                     Сквер разбитый на месте собора. 1934 г.

 

Церковь Лейб-Гвардии Семеновского полка в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы.
Полковой праздник 21-го ноября.
1683 г. Царь Петр Алексеевич стал собирать около себя, в подмосковном селе Преображенском, для военных игр, так называемых Потешных, из сверстников своих - детей бояр и царедворцев; часть их была переведена в село Семеновское.
1687 г. Потешные начинают уже именоваться солдатскими полками: Преображенским и Семеновским.
1700 г. Августа 22, в день выступления в поход к крепости Нарве, в первый раз официально наименован - Лейб-Гвардии Семеновским полком.
Введенская лейб-гвардии Семеновского полка церковь расположена на правой стороне Загородного проспекта, между Гороховой улицей и Введенским каналом.
Первый период истории Семеновской полковой церкви, равно как и истории самого полка, принадлежит Москве. Первою полковою церковью Семеновцев была приходская церковь Введения в храм Пресв. Богородицы в селе Семеновском подле Москвы. Но Семеновцам недолго пришлось пользоваться удобствами оседлой подмосковской жизни. Все царствование Петра Великого, основавшего Семеновский полк, начиная с 1695 года и до самой почти кончины его, было непрерывною войною то с Турцией, то с Швецией, то с Персиею. В этот тридцатилетний период Семеновский полк, постоянно сопутствуя своему неутомимому и обожаемому вождю в качестве его лейб-гвардии, сделал более 40 тысяч верст военных походов и принимал деятельное участие в двадцати шести битвах.
С переходом Семеновского полка из Москвы в С.-Петербург, весною 1745 года был Высочайше одобрен план построения для полка в Семеновской солдатской слободе деревянной церкви в честь праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, а 20 ноября 1746 года храм был торжественно освящен, в присутствии Государыни Императрицы и Их Императорских Высочеств. Но недолго новосозданная церковь оставалась на указанном месте. В 1764 году церковь была перенесена на Большую Загородную улицу (ныне Загородный просп.), где и оставалась до построения и освящения нынешнего каменного храма, т.е. до 1842 года, когда по ветхости и ненадобности была упразднена.
Нынешний величественный Введенский храм л.-гв. Семеновского полка обязан своим существованием щедротам незабвенного строителя и ревнителя святых Божиих церквей Императора Николая I-го. Высочайший рескрипт о построении сего храма на имя тогдашнего министра двора князя П. М. Волконского, числившегося в списках полка, последовал 31-го января 1837 года; а вслед затем Высочайше утвержден и комитет, под наблюдением которого происходила постройка храма. Председателем комитета был тот же князь Волконский, а в числе его членов состоял и местный протоиерей О. Симеон Наумов. План и фасад составлены строителем известного храма Христа Спасителя в Москве архитектором
К. А. Тоном, который заведовал и производством работ. Закладка храма последовала 22-го августа 1837 года, а освящение совершено 20-го ноября 1842 года. На построение этой церкви, а также на ее отделку и снабжение иконами, ризницею, сосудами и проч. утварью издержано около миллиона рублей, из коих семьсот тысяч рублей были получены от щедрот Августейшего Шефа полка, Императора Николая Павловича, из собственного Его Величества кабинета.
Храм каменный, пятиглавый, в византийском стиле, имеет три престола: главный - в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, южный - во имя Св. Благоверного князя Александра Невского и северный - во имя Свв. праведных Захария и Елисаветы. Живописные работы в иконостасах почти все произведены вновь для строившегося храма; лишь в иконостасе правого придела большинство икон из старой деревянной церкви. Вообще живопись высокого достоинства и принадлежит кисти известных мастеров: академиков -
Нефа, Брюллова, Шебуева, Сазонова, профессоров - Басина, Гобель-Цетелля, Маркова и пр. В куполе кругом размещены 16 стенных изображений, или фресков: Спасителя, 12 апостолов и 3 святителей, - работы академика Сазонова.
В храме особого внимания, по историческим преданиям, заслуживают две иконы старинного греческого письма на деревянных досках, в серебряных золоченных ризах: Нерукотворенного Спаса и Знамения Божией Матери, помещенные в главном алтаре по обеим сторонам запрестольного образа. Внизу каждой из них выгравирована одинаковая надпись: "Сей святый образ построен в дни благочестивыя державы при Царе Государе Петре Алексиевиче и при сыне его Государе Царевиче Алексии Петровиче всея России, а по обещанию полку Семеновскому, 1705 году". С тех пор эти иконы, по свидетельству историков Семеновского полка, постоянно сопутствовали ему в Петровских походах и воодушевляли Семеновцев в геройских битвах при деревне Лесной и под Полтавой. Еще останавливают на себе внимание две плащаницы: одна по своей ценности (около 6 тыс. рублей), а другая - по своей исторической судьбе. Кощунственно похищенная французами в 1812 году из какой-то, вероятно, Московской церкви, плащаница сия была отбита у них казаками во время бегства Наполеоновской армии, при переправе чрез р. Березину, и передана, для благоговейного хранения, в церковь л.-гв. Семеновского полка.
Наконец, к числу достопримечательностей храма принадлежат: а) Семеновские мундиры Шефов полка, блаженной памяти Императоров: Александра I, Николая I и Александра II, - Высочайше пожалованные полку и, по распоряжению военного начальства, хранящиеся в церкви, в устроенных для того кивотах; б) драгоценный фельдмаршальский жезл Великого Князя Николая Николаевича старшего, вделанный в стену и заложенный каменным стеклом и железною решеткою; в) гробницы над могильными склепами: светлейшего князя П. М. Волконского, который председательствовал в комитете по построению храма, бывшего командира полка графа В. П. Клейнмихеля; в нижней церкви, под сводами храма (во имя Св. Мученика Иакова) в левой стороне есть особый склеп, где покоятся кости убитых во время Московских мятежей трех нижних чинов. Над этой могилой помещена художественная икона Спасителя в терновом венце, писанная Васнецовым и оцененная в 10 тыс. рублей. Тут же покоится прах бывшего командира полка, убиенного ген.-м.
Г. А. Мина.
В стенах храма вделаны четыре мраморные доски с именами Семеновских офицеров, павших в битвах со времени сформирования полка.
С 1816 года Введенская церковь перешла в ведомство Обер-священника, а до того времени в церковно-иерархическом отношении подчинена была местной епархиальной власти. Точных юридических сведений о настоящих границах прихода не имеется. На основании же долговременной клировой практики принято считать Введенским приходом часть города С.-Петербурга, лежащую между Забалканским проспектом, Фонтанкой, Лештуковым переулком, Ивановской, Николаевской и Звенигородской улицами и Обводным каналом. В черте этого прихода и у границ его расположено 15 казенных или домовых церквей. При всем том, число прихожан обоего пола, бывающих у исповеди и Св. Причастия, простирается, по клировым ведомостям, за последние годы до 6 тысяч. Все это, как и подобает окраине города, преимущественно простые чернорабочие люди.
В настоящее время при церкви по штату положены: три священника, диакон и три псаломщика.
Для помещения причта в 1851 году выстроен при церкви каменный четырехэтажный дом, на счет церковных сумм и доходов, при помощи займа из Государственного банка и из церковной суммы л.-гв. Московского полка. В 1873 году при церкви открыто "Общество вспоможения бедным в приходе Введенской л.-гв. Семеновского полка церкви".
(Ист.: Цитович Г. А. Храмы армии и флота. - Пятигорск, 1913. – С. 43-46. – URL:
http://temples.ru/library.php?ID=160#clgspvchvvhpb43)

  

Макаров Ю. Моя служба в старой гвардии 1905 – 1917 . Мирное время и война. – СПб.: Сударыня, 2001. – URL: http://www.lgsp.petrobrigada.ru/index.html
 
Наш полковой собор 

Наш собор был построен в царствование Николая I тем же академиком Тоном, который строил и Храм Христа Спасителя в Москве.

В первые годы революции обе церкви были разрушены, отчасти но мотивам политическим, отчасти же потому, что, как, утверждали знатоки, ни та ни другая не имела художественной ценности.

О художественной ценности судить не берусь. Возможно, что ее, действительно, не было. Но для нас, и офицеров и солдат, наш Собор представлял большую духовную ценность и то, что его срыли и сравняли с землей, всех нас, стариков, всех, кто его знал и в нем молился, больно ударило по сердцу. Это была одна из жестокостей революции, которые, как говорят, увы, без жестокостей не совершаются.

Постараюсь описать наш собор, как его помню.

Стоял он на Загородном проспекте, почти против Автомобильного переулка. Главный вход был со стороны Семеновского сквера, а к боковым дверям вели широкие ступени, подымавшиеся прямо с тротуара Загородного.

Местоположение Собора было не очень выигрышное. Выходя боковым фасадом на улицу в густо застроенной части города, снаружи он не производил большого впечатления, но зато внутри он был очень хорош. При входе особенно поражала его высота и стройность его размеров. Огромный средний купол покоился на четырех массивных колоннах, деливших церковь на обширную центральную часть и две боковых. На задних колоннах, на стороне, обращенной к алтарю, на высоте человеческого роста, висели старые полковые знамена, начиная с времен Петра.

С правой стороны, считая от входа, за бронзовой решеткой у амвона, стояли знамена 2-го, 3-го 4-го батальонов и наш галерный флаг.

В память военных подвигов, совершенных Преображенцами и Семеновцами на море, в 1908 году нашим двум полкам было дано по лодке, «Петровские боты», каждая лодка вместимостью на 30 человек при 8 гребцах. Команда на этих ботах была из 3 и 9 роты и из тех же рот офицеры. В обыкновенное время командир 3-ей роты и младший офицер 9-ой носили на погонах петровские золотые вензеля. А когда «выходили в море», что случалось один раз в году, весной, при открытии навигации, гребцы были одеты матросами. На корме развевался «галерный флаг», обыкновенный белый с синим крестом, «андреевский», которому отдавались почести, полагающиеся знаменам. Поэтому и в Соборе он висел вместе со знаменами.

В двух колоннах, в особых ковчегах, за решеткой и под стеклом хранились золотые жезлы Семеновцев фельдмаршалов: вел. кн. Николая Николаевича (старшего) и князя П. М. Волконского. Фельдмаршалы эти были не так, чтоб уж очень боевые. Николай Николаевич, правда, командовал нашими войсками в Турецкую войну 1877–78 года. Князь же Волконский никогда ни в каких боях участия не принимал, даже в молодых годах, всю свою жизнь состоя при Александре I, сначала в свите, а потом министром двора. Но были у нас в полку и боевые фельдмаршалы: Суворов-Рымникский и Дибич-Забалканский. Их фельдмаршальские жезлы хранились, к сожалению, в других местах.

Снаружи, рядом с папертью, был ход в нижнюю церковь, где стоял деревянный, разборный, писанный масляными красками, иконостас, служивший когда-то для походной церкви Александра I и побывавший с ним и под Аустерлицем и в Париже. До 1905 года нижняя церковь была необорудована и богослужений там не совершалось. В 1905 году в нижней церкви были похоронены тела трех чинов, убитых в Москве, и через несколько месяцев там же тело генерала Мина, убитого З. Коноплянниковой на Петергофском вокзале.

Особенное значение церковь получила с тех пор, когда, с началом первой германской войны, в ней стали хоронить наших убитых офицеров. Все тела, которые удавалось вынести, в цинковых гробах, сделанных из патронных ящиков, привозились в Петербург и замуровывались в бетонные саркофаги, которые располагались во всю ширину церкви, рядами. К 1917 году ими была занята почти вся нижняя церковь. Было их не меньше сорока. После войны предполагалось соорудить под церковью склеп усыпальницу, но... «Бог судил иначе»...

В то время, которое я описываю (1906–1913) полковой собор стоял еще крепко и казался навеки нерушимым. Благодаря обилию богатых прихожан, купцов из Апраксина рынка и Гороховой, щедрых на украшение храма и благотворительность, – среди других военных церквей он занимал исключительно счастливое положение. Полк давал причт, один из лучших в Петербурге церковных хоров, несколько сторожей и, в случае нужды, любое количество рабочих рук для чистки, поправок, починок и т. д.

Приход, с своей стороны, не только не жалел денег на храм и на всех, кто его обслуживал, но содержал богадельню, детский приют, ночлежный дом и даровую столовую, оказывая, кроме того, многим неимущим прихода помощь – и натурой, и деньгами.

Свадьбы, похороны и всякие требы для бедных, разумеется, совершались бесплатно. Всей церковной и благотворительной частью ведал причт собора, под общим наблюдением ктитора и старосты. Ктитором, так сказать представителем от полка, долгие годы состоял полковник Андрей Ал. Швецов, человек хозяйственный, богомольный, весьма добрый и с немалыми связями. А старостой, выборным от прихода, – И. И. Синебрюхов, апраксинский купец и большой миллионер. А так как ладили они между собою хорошо, то можно себе представить, какую силу представляла собою такая пара <…>

Кстати о нашем духовенстве.

В соответствии с приходом и причт был большой: три священника, три дьякона, несколько псаломщиков, много сторожей к старший над ними, правая рука ктитора, с 13-го года полковой знамещик, подпрапорщик Рафаил Ал. Чтецов, с бородой до половины груди и с крестами и медалями с левого плеча, до правого.

Собор был открыт с раннего утра и до позднего вечера и за свечным ящиком постоянно стоял Чтецов. Домой он уходил, кажется, только обедать и спать.

Настоятелем Собора в мое время был протоиерей о. Александр Алексеев, проведший с полком всю войну. На походе он, в зависимости от сезона, или в сером армяке и меховой шапке, или в соломенной шляпе, ехал верхом на смирной толстой серой лошадке и со своим чисто русским широким лицом и окладистой седой бородой, был похож больше на зажиточного мельника, чем на духовное лицо. Человек он был добрый, но без всякой сладости и обращения был скорее сурового. Красноречием не отличался и слова любил простые и внушительные. На войне во время проповедей он громил солдат, да и «господ офицеров» за леность и нерадение к церковным службам, угрожающе размахивая крестом.