Военная атрибутика

Гвардейский мундир

История гвардейского мундира вообще - обширная тема, коснуться которой автору хотелось лишь в самых общих чертах, настолько, насколько это относится к основной теме нашего повествования. Форма полков русской Императорской Гвардии претерпевала эволюцию, как и всякая военная форма Российской империи на протяжении всей истории ее существования. На «моду» гвардейского платья от ее начала неизменное влияние оказывали пристрастия российских самодержцев, формируемые иностранным воинским костюмом, если и не полностью, то во многих своих деталях заимствованных из европейских армий. Начало этой тенденции было положено Императором Петром 1, обрядившим свою Гвардию в иноземные мундиры, скроенные по канонам «немецкого платья», как следствие Высочайшего указа о переходе всех подданных с 4 января 1700 года к ношению «европейской одежды». Первое награждение офицеров Преображенского и Семеновского полков за мужество при Нарвском сражении в виде изображения двух скрещенных пальмовых ветвей, нанесенных на офицерские «шейные знаки», было напрямую заимствовано из шведской символики, служившей отличительным знаком штаб-офицеров армии короля Карла XII.


Неизв худ Портрет майора С.Л. Бухвостова. Первая четверть XVIII в.



С течением времени Петр, уделявший достаточно времени обмундированию российской армии, внедрял элементы французской и немецкой формы, а спустя пять лет после указа о «европеиской одежде» вся российская армия была обмундирована под стать армиям Европы. Гардероб гвардейцев составили треуголки, епанчи, двубортные кафтаны с широкими отворотами и обшлагами, штаны до колен (в летнее время), шитые или вязаные чулки и башмаки с пряжками. В 1712 году гренадеры Преображенского и Семеновского полков получили новые головные уборы, заказанные для них у шляпников Великобритании. Одной из примечательностей новых шляп стали султаны, состоявшие из трех перьев страуса, вставленные позади головного убора в специальную металлическую трубку. Новшество, завезенное с Британских островов, сохранялось в головном уборе российского гвардейца еще долгих 84 года.
С 1700 года Гвардия не получила строго регламентированной униформы; приличествующим для гвардейцев полагалось лишь соблюдение «полковых» цветов. В части украшения парадного мундира строгих ограничении не существовало, и состоятельные офицеры Гвардии порой соревновались между собой в количестве золотого шитья и искусно вышитого позумента, за которым едва угадывались фрагменты сукна, на которое наносился причудливыи орнамент, и блестящая галунная отделка, призванная подчеркнуть торжественную парадность платья.


 Д. Н. Кардовский. Гренадер лейб-гвардии Преображенского полка 1705-1720 Около 1909 г.

Строевой вариант формы отличался более консервативным видом, на котором присутствовали знаки различия в виде офицерских знаков, цвета темляка или шарфа. Мундирный регламент как таковой появился в Российской империи лишь в 1720 году, определив гвардейскую форму во всех ее мелочах и сохранив ее на протяжении всего XVIII столетия в одном и том же виде: темно-зеленые мундиры, обшитые по галуну, воротнику, обшлагам и клапанам карманов золотом Однако и в царствование Петра образцом одной из наиболее примечательных гвардейских форм являлся кавалергардский мундир, учрежденный императором в 1724 году. Состоявший из темно-зеленого мундира, богато расшитого золотом, с красными обшлагами, красных штанов, вышитых, как и камзол, золотыми галунами, и красного бархатного супервеста с серебряной восьмиконечной Андреевской звездой, он являл собой великолепие, призванное подчеркнуть торжественность церемонии коронования Екатерины I.. На лядунки, «чушки» и черпаки кавалергардов были нанесены императорские вензеля, увенчанные короной. С той поры присутствие кавалергардов стало неотьемлемой частью коронационных и иных торжеств империи.
Великолепие мундиров Гвардии, оттенявших придворные торжества, получило существенное развитие еще в царствование Анны Иоанновны, при которой в 1738-1739 годах гвардейские полки стали отличаться погоном, носимым на левом плече, красного, зеленого или синего цвета. Штаб-офицеры в это царствование получили дополнительный ряд галуна по борту камзола. Анна Иоанновна положила начало и образованию Конной гвардии, переименовав в таковую Лейб-Регимент в своем указе от 4 января 1731 года.
Родившийся Гвардейский Кавалерийский полк был пышно обмундирован «по кирасирскому регламенту», с использованием материи высокого качества и наиболее дорогостоящих элементов отделки.
«Конная гвардия и кавалергарды были единым рыцарским орденом империи, воплощавшим в себе блистательную и грозную красоту Императорской России. Парадные мундиры конногвардейских офицеров в царствование Анны Иоанновны несли оттенок пышного великолепия эпохи: золотые галуны, нашитые в виде петель по борту камзола, сочетались с расшитыми золотом обшлагами рукавов мундира, карманными клапанами, и его задним разрезом. Офицерские шарфы гвардейцев с 1730 года обрели традиционную «кирасирскую» расцветку - в них поразительным образом сочетались желтый и черный цвет.

В царствование Елизаветы Петровны гвардейские офицерские знаки приобрели окончательную округлость и подковообразную форму. Серебряный позумент на офицерских портупеях с 1745 года заменен золотым, а серебряные крышки гвардейских лядунок стали покрывать позолотой. Во дни «веселой императрицы Елисавет», в 1746 году гвардейские обер-офицеры навсегда попрощались с плюмажами на шляпах, ставших привилегией гвардейских штаб-офицеров и армейских генералов. Особо стоит упомянуть великолепие мундиров чинов Лейб-кампании, гренадер, возведших Елизавету Петровну на трон. Возведенные в дворянство, уравненные в чинах с армейскими поручиками, эти последние гренадеры стали обладателями поражающей своим великолепием формы. Гренадерские шапки их были обтянуты красным сукном, на шапках красовались позолоченные металлические детали, а сами головные уборы венчали пышные султаны из белыx и красных страусовых перьев. Одежду лейб-кампанцев составили зеленые кафтаны с красным подбоем, а также расшитые золотыми галунами красные штаны и камзолы. На шейных знаках их изображался вензель Императрицы в окружении воинской арматуры и тускло поблескивали выбитые даты ее восшествия на престол.


Ф. Москвитин. Присяга Преображенского полка Елизавете

Для торжественных случаев лейб-кампанцев обряжали в кавалергардские алые супервесты с шитыми двуглавыми орлами и двойным золотым галуном и бахромой по краю. В то же время офицеры Конной гвардии немного уменьшили в объеме отделку своих мундиров, выглядевших теперь значительно скромнее против тех, что еще живо помнились всем, видевшим оных во всем великолепии в прежнее царствование.
С кончиной Ее Величества новый Государь, которого притягивало все, что было связано с милой его сердцу Голштинией, немало потрудился, чтобы внести изменения в гвардейскую форму, переделав ее на прусский манер. Так, российские гренадеры получили шапки, форма которых была напрямую заимствована у прусской Лейб-гвардии.


Петр III. Миниатюра на табакерке.

С начала 1762 года Конная гвардия была обряжена в колеты лосиного сукна, С красным прибором, обложенные яркими золотыми галунами. К мундиру конногвардейцев добавились медные кушаки и ташки с золотой галунной выкладкой и красными суконными крышками, отчего вид униформы конногвардейцев не только не потерял, но даже приобрел новые, не менее привлекательные черты.
Воцарившись на троне, Государыня Екатерина II повела войну с прусским влиянием на армейскую и гвардейскую, в частности, моду. В отношении к гвардейскому мундиру здесь сказалось стремление новой Императрицы к некоему консерватизму в сохранении старых форм обмундирования, с возможностью отличия полков по мелким и второстепенным деталям мундира и аксессуаров, что простиралось даже на неоднородность украшения крышек лядунок и гренадерских сумок. Некоторые изменения в цвете обмундирования появились после 1775 года, когда красные штаны были заменены белыми суконными, которые при всех формах одежды носились с белыми полотняными башмаками. В изменяющихся формах военного мундира скользило излишнее щегольство, и проступали черты, формируемые во многом французским влиянием моды на гвардейскую форму. Совершенство головного убора или мундира достигалось нередко в ущерб его практической пользе. С 1775 года, когда гвардейская кавалерия приросла Лейб-гусарским эскадроном и двумя конвойными Казачьими командами, это событие внесло дополнительные знаки отличия и варианты формы.


Эриксен Вигилиус. Екатерина II в гвардейском мундире. не ранее второй половины 1762 г.

 

Царствие Павла 1 внесло некоторое унылое однообразие в прежнее многоцветие гвардейской формы, осужденное постфактум многими подданными Императора. Гренадеры получили новые головные уборы прусского образца; мундиры Гвардии остались темно-зеленого цвета с синеватым отливом и красным подбоем. Унтер-офицеры получили в качестве рангового аксессуара трость, а в строю они маршировали с алебардами, выкрашенными в «полковой» цвет. Офицеры Гвардии получили эпонтоны в дополнение к шпаге, придававшие большую эффектность внешнему виду офицерства во время плац-парадов. Офицерский мундир стал одного покроя с таковым для нижних чинов. С самого начала 1796 года началось внедрение нового офицерского двубортного мундира с красным подбоем для нижних чинов и зеленым для офицеров. Были введены красные галстуки для рядовых и для офицерства. С 16 декабря 1798 года, в связи с восприятием Государем титула Великого Магистра ордена Св. Иоанна Иерусалимского, мальтийский белый крест на красном поле стал неотъемлемой атрибутикой на головном уборе гренадеров. Спустя 8 месяцев гренадерские налобники были украшены большим двуглавым орлом со щитом в центре, на котором располагался белый крест на красном поле. Над орлом был вензель Государя, и лента, на которой появилось слово «Благодать» в честь Анны Лопухиной, любимицы Государя, чье имя переводилось именно таким образом с древнееврейского языка.


Бенуа А.Н. Парад при Павле I

 

Семеновские и измайловские офицеры получили новые шитые петлицы, расположенные дополнительно еще и по борту, на карманных клапанах и на лифе. Рисунок петлиц оставался неизменным до последних дней этих полков в XX веке. Шитье, установленное для формы преображенцев, также осталось неизменным до конца существования Императорской Гвардии.
И в царствование Павла Лейб-гвардии Конный полк не остался без внимания. Конногвардейцам было присвоено обмундирование армейского кирасирского образца, красные виц-мундиры с синими обшлагами и воротником для офицеров. Кушаки различались цветами по эскадронам: оранжевые, бирюзовые, алые, фиолетовые и др. В 1797 году в ходе подготовки к коронационным торжествам по распоряжению готовящегося стать Государем Павла Петровича Кавалергардский корпус был снова сформирован.
Высочайшим указом кавалергардам были пожалованы мундиры кирасирского образца с подколетником и красным прибором. Для торжеств, одним из которых предполагалась быть предстоящая коронация, поверх кавалергардского колета надевался черный супервест с красной обшивкой; в частности для предстоящих торжеств кавалергарды собирались добавить к существующему платью кирасу с изображением черного двуглавого орла на груди и спине, а также такие экзотичные атрибуты формы, как наручи и набедренники. Головным убором становился серебряный шлем с султаном из белых страусовых перьев. В дополнение кавалергардам полагался шарф с бахромой, носимый через плечо. Впрочем, когда через полгода Кавалергардский корпус был расформирован, часть его доспехов перешла в виде церемониальной униформы в Лейб-гвардии Конный полк. Через полтора года после коронации Государя кавалергардам суждено было стать почетным конвоем Его Величества, принявшего на себя бремя Великого Магистра ордена Св. Иоанна Иерусалимского, в связи с чем униформа этих стражей вновь претерпела некоторые качественные изменения. Для парадных случаев теперь супервесты почетной стражи стали малинового цвета с мальтийским крестом в центре и серебряными галунами. По углам подобного супервеста были расположены золотые лилии с золотой короной. Теперь на торжествах кавалергарды носили черные лакированные каски с накладным золоченым двуглавым орлом. Каски были украшены султанами, как всегда красными для нижних чинов и белыми - для офицерства. Одной из замечательных церемоний, в которых участвовали кавалергарды, в царствование Павла 1 в качестве гвардии-Магистра Мальтийского ордена был обряд возжигания костров накануне Иванова дня, с особым торжеством исполнявшийся у мальтииских рыцарей.
С 11 января 1801 года Кавалергардский полк был уравнен с остальными гвардейскими полками, утеряв прежнее преимущество. Они поступили в общий состав войск, удерживая первое место в ряду кавалерииских полков и сохранив дарованное полку Петром 1 преимущество - иметь из своих офицеров стражу у трона во время священного обряда венчания на царство монархов российских. Для внеслужебного ношения чинам корпуса полагался вицмундир красного цвета с черным прибором и белым подбоем Сей вицмундир имел белые пyгoвицы; в довершение всего к нему полагался золотой аксельбант и эполет на левом плече. Офицерский вицмундир имел еще и бархатный прибор, а также широкий золотой галун. Перемена в гвардейской моде дошла и до других полков: лейб-гусарам присвоили зеленые ментики с соболиной опушкой. Для лейб-гусарского офицерства предусматривалось ношение барсовой шкуры с красным подбоем и обшивкой из серебряного галуна.
Этот новый, по существу декоративный, атрибут лейб-гусарского платья носился наискосок через правое плечо. Скреплялись задняя и передняя лапы барса на груди серебряным медальоном с накладным золотым императорским вензелем Вместо прежних меховых шапок голову гусара отныне украшал кивер с желтыми шнурами.
После цареубийства в ночь с 11 на 12 марта 1801 года взошедший на престол Государь Александр 1 приложил немало усилий по дальнейшему украшению гвардейской формы, проводя множество часов в разработке новых моделей обмундирования, вникая в самые незначительные детали и конструируя новые образцы. Прически Гвардии тоже не были обойдены монаршим вниманием. 9 апреля 1801 года Высочайше повелено было всем военным чинам обрезать букли, а косу укоротить до 4 вершков. Покрой мундира подвергся дальнейшим изменениям, что окончательно закреплено было новыми регламентациями - «мундирными штатами» в 1802 году. В Гвардию, да и в целом в армию пришли новомодные мундиры фрачного покроя, с отсутствующими лацканами, новым высоким стоячим воротничком взамен устоявшейся традиции кафтана, пришедшего в армию из ХVIII столетия. Казалось, александровская эпоха стремилась изо всех сил- наверстать упущенные в прежние, павловские, времена новшества в армейской моде, в частности от державших марку первых щеголей европейских армий - британцев.
Уже в конце 1802 года были утверждены новые гвардейские штаты, в соответствии с которыми мундиры стали короче, французский покрой обшлагов вытеснил прусский, галунные петлицы гвардейской пехоты были упразднены, изменился покрой солдатской шинели. Офицеры также получили в качестве обмундирования шинель для холодного времени года точно такого же покроя, как и солдатская, но с широкой и круглой пелериной. Каски сохранялись какое-то время, но с 19 октября 1804 года для повседневного ношения были введены цилиндрические суконные шапки, или кивера, с пристяжными козырьками, украшенные широкими султанами, высотой до полуметра, вставлявшимися в особый кармашек, обшитый кожей. Под султаном крепился и репеек цвета, присвоенного данному батальону.
17 сентября 1807 года были введены эполеты, которые до 1809 года носились лишь на левом плече, сохраняя место на правом для аксельбантов, и новый покрой генеральских мундиров, над которыми российские военные иронизировали, говоря, что они скорее похожи на ливрею камердинера, нежели на мундир военачальника.


Патерсен Б. Парад в присутствии Александра I. 1810-е гг.

В 1808 году кивер российского нижнего чина приобрел характерные черты кивера Французской пехоты двухлетней давности. В том же году гвардейские офицеры получили новые знаки, отличные от тех, что бытовали в их обмундировании в прежнее царствование. Знаки эти были меньшими по размеру и имели более округлую форму в сопоставлении с прежними.
Успехи российского оружия в Отечественной войне 1812 года сделали образ русского солдата весьма популярным в союзнических армиях, постаравшихся заимствовать даже некоторые элементы обмундирования у российской Императорской армии, в частности переняв даже форму кивера, который был введен в армии прусской, а затем и некоторых других европейских армиях. И хотя в минувшей войне французская арМИЯ потерпела поражение, даже спустя пять лет после нее в российской« армии и гвардии продолжались «нововведения» вроде пехотного кивера, напоминавшего его французский оригинал.
1813 год стал временем, когда изрядно дополненная новыми полками (Лейб-кирасирским, Лейб-гренадерским и Павловским) российская Императорская Гвардия была разделена, подобно Французской на «Старую» и «Молодую», однако окончательно их гвардейский статус был закреплен спустя два года, в феврале 1815 года. Офицерам «Молодой гвардии» были пожалованы знаки гвардейского образца и Андреевские звезды на черпаки и чушки. Изначальна «Молодая гвардия» имела преимущества перед армейскими в один чин, в то время как «Старая» - в целых два. Нижние чины «Молодой гвардии» носили басонные петлицы белого цвета, а не желтого. Лейб-гвардии Павловский полк сохранил в качестве награды за Фридландский бой с Французскими войсками старые гренадерские шапки образца 1802 года. Через пять лет после победоносного окончания Отечественной войны дошла очередь и до модификаций униформы «Старых гвардейцев» - чинов Преображенского, Семеновского, Измайловского и Егерских полков. В 1818 году у офицеров гвардейской пехоты и кавалерии были заменены шейные знаки, по образу своему приближенные к французским. Эти знаки имели форму полумесяца с расположенным в центре российским государственным гербом - двуглавым орлом, восседающим на воинской арматуре. Обер-офицеры Преображенского и Семеновского полков получили привилегию сохранить по сторонам орла прежнюю надпись «1700/№ 19).

В начале царствования Государя Александра Павловича мундиры главных кавалерийских полков Гвардии - Кавалергардского и Конного - остались без изменений. Сменили лишь головные уборы и покрой воротничков мундира, однако затем перемены в обмундировании последовали довольно часто. Сначала летом 1801 года были отменены кирасы, годом позже кавалергарды получили , колеты с высоким красным воротником, красным обшлагом и отворотами фалд. В 1803 году всем строевым чинам Кавалергардского и Конного полков в виде парадного головного убора было предписано носить кожаные каски с гребнем, с плотным волосяным плюмажем, белым у офицерства и черным - у рядовых. Все каски имели на медном налобнике Андреевскую звезду. В конце 1803 года кавалергарды получили такие же колеты, как и конногвардейцы, с тои лишь разницей, что пуговицы колетов были белыми, а не желтыми, как в дружественном полку. В 1807 году кавалергардам было указано носить на левом плече серебряный эполет, в отличие от конногвардейцев, носивших золотой. В 1808 году плюмажи на кавалергардских и конногвардейских кирасах уступили место подстриженным гребням конского волоса черного цвета, кроме музыкантов полков, имевших гребни красного цвета. В 1812 году оба полка получили черные лакированные кирасы, скреплявшиеся на плечах ремнями с латунной фигурной чешуей, на поясе - ремнями из красной кожи.


«Молебен накануне Бородинского сражения»
Цветная литография с рисунка Н. Самокиша.
Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи на сайте http://www.museum.ru/1812/Painting/Borodino/index.html

 

Новый 1813 год прибавил к семье тяжелой гвардейской кавалерии новый полк, названный Лейб-гвардии Кирасирским. Через пять лет в Варшаве сформировался Лейб-гвардии Подольский Кирасирский полк. Весна 1814 года принесла новшества в гвардейский мундир: двубортные колеты всех чинов и офицерские виц-мундиры заменили однобортные на 9 пуговиц, в таком виде просуществовавшие до конца царствования Государя Императора Николая 1.

Незадолго до конца александровского правления взоры Государя были обращены на определение полковых различий по мастям лошадей. Произошло это знаменательное событие в 1823 году, когда, например, Кавалергардскому полку Высочайше назначено было иметь лошадей гнедой масти, Конному - вороных, а Лейб-гвардии Кирасирскому - рыжих. Отбором лошадей для обер и штаб-офицеров в кавалерийских полках заведовал особо назначенный на эту должность офицер, заведующий конюшней, тщательно следящий за тем, чтобы в полковой конюшне кони соответствовали учрежденной для полка масти. Обычай этот благополучно дожил и до ХХ века.
Август 1825-го, последнего года правления Александра 1, внес изменения в высоту султанов на киверах гвардейской пехоты, которые были заменены круглыми шерстяными султанами желтого цвета для солдат и из канители серебряного цвета - для офицерства.
Последовавшее за исчезновением Императора в декабре 1825 года царствование его младшего брата, Николая Павловича, не было столь «бурным» для гвардейского мундира. Во-первых, основные перемены уже были сделаны в прежние годы, во-вторых, практической необходимости в частом изменении фасона и покроя, а также цвета и иных свойств гвардейского мундира не было. Перемены происходили главным образом в соответствии с эстетическими воззрениями на военный мундир нового Государя. Именно в эту эпоху образ русского военного мундира меняется в значительной мере в сторону «французских» образцов ушедшей эпохи Наполеона Бонапарта. Государь, подолгу размышлял о переменах в гвардейской униформе, которые виделись ему необходимыми, и лично создавал акварельные эскизы, навеянные его юношескими восторгами перед медвежьими шапками гренадеров «Старой гвардии» Бонапарта и кирасирскими касками с круглым плюмажем кавалеристов маршала Сен-Сира. Уже в 1826 году пехота получила темно-зеленые штаны с выпушкой по шву, взамен прежних зимних панталон с крагами. Еще год спустя ряд гвардейских полков получили эполеты с чешуйчатой шейкой, прямой для солдат и изогнутой для офицерства, и пятиконечными золочеными звездочками для серебряных эполет и серебряными - для золотых. По прошествии двух лет перемены наконец коснулись и мундирных пуговиц, получивших отныне рельефное изображение государственного герба Российской империи. Покрой мундиров гвардейской пехоты оставался неизменным все царствование Николая Павловича. Гвардейская пехота, получила в 1828 году еще одну модификацию кивера, который отличался от устаревшего оригинала своей высотой и шнуровым этишкетом иной формы вокруг верхнего края. У нового кивера наличествовали два плетешка с кистями. Небольшие изменения претерпел и рисунок киверного герба.


Гебенс Адольф Иванович
Лейб-гвардии сапёрный батальон. 1853

 

В конце царствования Николая 1 для офицеров и генералов Гвардии в дополнение к парадной шинели с пелериной была введена и шинель походная. Покроем своим она походила на солдатскую, сшитую только лишь из очень плотного сукна. В качестве отличительных признаков чина на шинели гвардейскими модельерами были приделаны на суконной основе галунные погоны. Чин, носимый владельцем шинели, определялся количеством просветов между полосками галуна, а на полковую принадлежность его указывал цвет бокового канта погона. Генеральский погон полностью покрывался широким галуном с зигзагообразным рисунком.
Надобно заметить, что лет за пять до внесения изменений в металлические, декоративные детали формы гвардейских кавалеристов для несения внутренней дворцовой службы чины Кавалергардского и Конного полков получили красные супервесты. Были супервесты сшиты из сукна средней толщины, на груди и спине кавалергардам полагалось иметь восьмиконечные звезды с вензелем «А», расположенным по центру, а конногвардейцам – двуглавых орлов.
Новое царствование Государя Александра Второго ознаменовалось подлинно революционным отказом от колетов и мундиров фрачного типа. На смену им в марте 1855 года были введены двубортные длиннополые полукафтаны, с воротниками, срезанными так называемым тупым углом, и лацканами, эволюционировавшими в настежной пластрон, надеваемый при определенных формах одежды. В 1858 году изменился покрой солдатской шинели, получившей отложной воротник и карманы в полах, оставшейся по-прежнему одноборной. В конце мая 1857 года изменился государственный герб империи, что нашло свое отражение и в смене рисунка на гвардейских головных уборах. Орел теперь выглядел несколько иначе.

Источник: Гончаренко О. Г. Три века императорской гвардии / О. Г. Гончаренко. – М.:Вече, 2006. – С. 51-76.