Расположение полков

Город, построенный гвардией

Город, построенный гвардией

Петропавловский собор.
Первый храм Санкт-Петербурга.
Фотография конца XIX века.

История Российского правления в ХVIII веке в значительной мере поддерживалась энергией Гвардии. Практически все государственные перевороты «авантюрного» века совершены в Северной Венеции гвардейскими полками. Гвардейская культура общения, рыцарство и честь, кутежи и безумные выходки, картежные игры, эпатаж, культура литературных, музыкальных, живописных изысков, дуэли и ухаживания – все это стало одной из фундаментальных основ создания Санкт-Петербургской культуры. Но не только романсы, дуэли, перевороты и балы имели место в истории Императорской Гвардии. Оказывается, трассировка важнейших улиц и проспектов Санкт-Петербурга – дело чести Гвардии.

Дворцовую площадь – для парадов

Многие этапные страницы блистательной петербургской архитектуры непосредственно связаны с Гвардией: здания офицерских и солдатских казарм, манежи, госпитали давно уже стали памятниками архитектуры. Более того, в ХVIII – ХIХ веках размещение Гвардейских полков значительно влияло на градостроительную структуру всего российского столичного города. Самый яркий пример: создание в начале ХIХ в. анфилады парадных Дворцовой и Исаакиевской площадей, Адмиралтейского плаца в значительной мере предопределялось Императорскими требованиями оформить в центре столицы огромное плац-парадное место для торжественных парадов всего Гвардейского корпуса.

С Гвардии начиналась история современной российской армии. Два петровских «потешных» полка, созданных еще в 1683 г., стали первыми армейскими и первыми гвардейскими полками – лейб-гвардии Преображенским и лейб-гвардии Семеновским полками (1). В петровское время были и другие гвардейские подразделения. Роты и эскадроны почетного гвардейского караула имели Петр Первый, главнокомандующий российской кавалерией А.Д. Меншиков, главнокомандующий сухопутными войсками фельдмаршал Б.П. Шереметев.

Существовала знаменитая Бомбардирская рота в Преображенском полку – прообраз будущей лейб-гвардии Артиллерийской бригады. В 1710 г. на флоте был сформирован особый элитный экипаж, также впоследствии ставший Гвардейским экипажем. Все эти гвардейские подразделения не только несли парадную службу, не только были парадной охраной высших военачальников, но и участвовали в сражениях, а также являлись практическими школами подготовки офицеров для всех полков российской армии. Поэтому пехотные лейб-гвардии Преображенский и Семеновский полки имели двойные штаты по сравнению с «обычными» полками. Не случайно, в 1707 г. был сформирован драгунский лейб-регимент Гешова, ставший реальной школой для офицеров российской кавалерии (2).

7 марта 1721 г. по указу Петра Первого лейб-шквадрон А.Д. Меншикова, драгунская рота Б.П. Шереметева и драгунская рота Санктпетербургской губернии соединены, и образован Кроншлотский драгунский полк (3). Тогда же лейб-регимент был преобразован в драгунский (уланский) Санктпетербургский полк. Кавалерия осталась без офицерской школы. В апреле 1722 г. в лейб-регимент переформирован Кроншлотский драгунский полк. По Высочайшему указу от 1730 г. на основе лейб-регимента сформирован элитарный полк конной гвардии, его впоследствии называли также лейб-гвардии конным полком.

В сентябре 1730 г., когда Императорский двор находился в Москве, также по Высочайшему указу Анны Иоанновны сформирован трехбатальонный полк, который Высочайше повелено содержать «противъ Лейбъ-Гвардии Семеновского полка, третьимъ полкомъ Гвардии и именовать Измайловскимъ». Так был основан третий пехотный гвардейский полк – лейб-гвардии Измайловский полк (4).

Таким образом, к началу 1730-х гг. были сформированы три гвардейских пехотных полка, гвардейский кавалерийский полк, гвардейская артиллерийская рота, гвардейский флотский экипаж. Все они, естественно, базировались в российской столице. В 1703-1727 гг. гвардейские части находились в Санкт-Петербурге, в 1727-1731 гг. вслед за Императорским двором они перебрались в Москву, с 1731-1732 гг., после возвращения столицы опять на берега Невы, Гвардия на десятилетия обосновалась в Санкт-Петербурге.

И пожар потушить, и карту начертить...

Императорская Гвардия не была отстраненным и равнодушным наблюдателем. Она несла не только военную или придворную службу, не являлась карательным или охранительным органом. В ХVIII веке Гвардии поручались самые трудные вопросы жизни города, требовавшие исключительного профессионализма, организованности и даже самоотверженности.

На полки Гвардии была возложена задача борьбы с пожарами. В каждом полку все солдаты и офицеры имели обязанности по тушению пожаров. Каждый гвардейский полк содержал комплект всех возможных противопожарных средств, от багров и топоров до «англицких больших поливальных машин». И территория города была распределена, в первую очередь, между Гвардейскими полками. Им на подмогу прибывали команды из пехотных и гарнизонных полков.

Сохранились многие Высочайшие указы на эту тему. Например, в указе от 29 июня (по старому стилю) 1737 г. написано: «...караулы и патрули разставить и учредить самимъ Маиорамъ отъ Гвардии...а къ темъ карауламъ и патрулямъ употребить изо всехъ полковъ Гвардии, такожъ и изъ Ингерманландскаго полка на Адмиралтейскомъ и Васильевскомъ островахъ, а на Петербургскомъ острове и въ другихъ местахъ изъ гарнизонныхъ Санктпетербургскихъ полковъ...Возобновить прежние...во всей Гвардии полки данные приказы, какимъ образомъ во время пожарнаго случая поступать, и съ чемъ на пожаръ приходить...» (5).

Многие Гвардейские офицеры имели наиболее высокую профессиональную подготовку в технических областях знания. Не случайно, когда в том же 1737 году потребовалось срочно исполнить точную геодезическую съемку всего Санкт-Петербурга и начертить точный фиксационный крупномасштабный план города, то взоры Императрицы снова обращаются к Гвардии. Капитан-порутчику Бомбардирской роты лейб-гвардии Преображенского полка фон Зихейму поручено выполнить эти работы и составить такой план. Для этого ему передавались все исходные материалы, которые с 1727 г. постепенно готовились в Академии наук.

Под его команду направлялись специалисты Академии наук, Адмиралтейской академии и Главной полицеймейстерской канцелярии: «Ея Императорское Величество указала: Лейбъ-Гвардии Капитанъ-поручику отъ Бомбардиръ фон Зихейму учинить верный планъ всему Санктпетербургу. А для учинения того плана, всехъ имеющихся въ Адмиралтейской Академии учителей и мастеровъ и подмастерьевъ, такожъ и учениковъ, которыхъ онъ требовать будетъ, так жъ и наличные астрелябиумы отдать ему, которые, по окончании того плана, паки отъ него возвратить въ Адмиралтейство по прежнему» (6).

О бедном гусаре замолвите слово...

Размещение гвардейских полков в столице всегда было головной болью царственных персон. В первые десятилетия действовало правило постоя – размещения солдат и даже офицеров на постой во все жилые здания Санкт-Петербурга. Существовали достаточно четкие нормы расчета площадей для постоя и нормы количества солдат и офицеров для постоя в зависимости от площадей в зданиях. На каждом постое выделялась одна койка из расчета на трех солдат (один спит, два бодрствуют: один из них на дежурстве, второй отдыхает).

От постоя не могли увильнуть даже сановники. Хотя иногда правительство и сама Императрица внимали мольбам и прошениям некоторых самых приближенных вельмож, чиновников и горожан и разрешали освобождать их от этого «тяжкого» бремени. Требования постоя или освобождения от него записывали даже в международных договорах. Так, в договоре между Россией и Англией были пункты об освобождении английских купцов от постоя. А когда в их домах в Санкт-Петербурге все-таки разместили гвардейских и гарнизонных солдат, то разразился международный скандал.

Конечно, долго это продолжаться не могло. В середине 1730-х годов обсуждался вопрос о создании специальных полковых казарм или слобод для всех полков (гвардейских, полевых, гарнизонных, морских и т.д.), квартировавших в городе на Неве. Полковые слободы существовали с первых лет основания Санкт-Питербурха (так сначала назывался город, затем его стали именовать Санкт-Петербург).

Не было счастья, да несчастье помогло

Но прошло 20 – 30 лет и они перестали удовлетворять требованиям нормального жилья. Нужны были новые решения. Оптимальные варианты были найдены при грандиозных реконструктивных работах, развернувшихся после пожаров 1736-1737 годов. Созданная в 1737 г. при Сенате для ликвидации последствий пожаров «Комиссия о Санктпетербургском строении» получила чрезвычайные полномочия. В Комиссию входили представители Сената, а также нескольких крупнейших ведомств того времени – адмиралтейской коллегии, главной артиллерии, главной полицеймейстерской канцелярии и других. Руководил этой «межведомственной» Комиссией генерал-фельдмаршал Граф Б.-Х. фон Миних. Императрица Анна Иоанновна поставила перед ними непростую задачу: не только заново отстроить погорелые места, но и разместить все гвардейские и гарнизонные полки.

Грандиозные работы проведены в 1730-е - 1740-е годы. В результате были выстроены гвардейские полковые слободы. Для их размещения пришлось прокладывать новые улицы, создавать системы новых кварталов, разрабатывать проекты зданий и полковых плац-парадных мест. Многие из них дошли до нашего времени.

Для устройства гвардейских полковых слобод в городе были освоены огромные территории, получившие в 1739 году статус предместий. Это – зоны современного Литейного проспекта, Загородного проспекта, Красноармейских улиц. Сначала Преображенский и Семеновский полки стремились разместить в зоне существовавшей уже тогда Литейной улицы (современный Литейный проспект). Вскоре стало ясно, что два полка там не разместить. Преображенский полк оставлен на территориях вдоль Литейной улицы, а для Семеновского полка определена новая территория. Семеновский и Измайловский полки были выведены в южные предместья столицы.

Первым шагом в освоении территорий для них стала прокладка еще в 1730-е гг. вдоль южной границы загородных усадеб по речке Фонтанной широтной тогда еще Новой прешпективы (современный Загородный проспект). Она стала четкой границей загородных усадебных участков, одновременно определяя и границу загородных Полковых слобод. Южнее этой Прешпективы размещены Дворцовые слободы (современная зона Стремянной улицы и Кузнечного переулка), предместные, вынесенные за город полковые слободы лейб-гвардии Семеновского и Измайловского полков.

Литейная сторона всегда была местом квартирования полков. Наиболее известные из них сформировали огромные полковые слободы. До нашего времени дошли предания о том, что много лет здесь располагались элитные воинские части.

Большинство улиц, переулков, першпектив и площадей позднее реально были проложены на территории Санкт-Петербурга.

Крупномасштабные решения потребовали создать совершенную систему першпектив, улиц и площадей. От Невской першпективы до будущих Пяти углов проложен Головинской переулок (современная ул. Рубинштейна), выходивший на Большую загородную улицу и пересекавшийся с Куракиным переулком (современная ул. Ломоносова). Непосредственно в зоне Дворцовой слободы созданы улицы Стремянка (легко догадаться, что ныне это Стремянная), Басманная (современное название – Поварской переулок), Парусная (Дмитровский пер.), Столовая (Колокольная ул.), Кузнечная (Кузнечный пер.), Скатертная (улица Достоевского), Ивановская (Разьезжая ул.). Композиционным центром всей слободы стала многогранная симметричная площадь, в центре которой прорисовано изображение «Церкви Владимирския Богородицы в Дворцовых слободах». По данным А.И. Богданова, церковь построена и освящена в 1747 г. (7).

Рядом с церковью на небольшой площади по устоявшейся городской и общероссийской традиции размещались торговые ряды: «Мясной Ряд в Дворцовых Слободах, неподалеку от Церкви Владимерской» (8).

За этой площадью намечено продолжение Литейной першпективы, ставшее гораздо позднее Большой Московской улицей. Именно от этой площади берет начало Большая загородная улица (современный Загородный проспект). Юго-восточную границу Дворцовой слободы определяла Преображенская полковая улица (ул. Марата), размещенная по границе огромных заболоченных территорий, которые с 1730-х гг. стремился осушить Б.-Х. Миних.

Еще восточнее и параллельно ей шла Московская улица (современный Лиговский пр.). Московская улица с проложенными по ее трассе каналами для подводки воды в фонтаны Летнего сада, имеет уникальную историю. Ее трасса известна с древнейших времен, она существовала еще задолго до основания города. В шведские времена она называлась Государственным трактом на Нарву. Почему-то историки дружно называют ее Новгородской дорогой, хотя ни в одном документе она не имела такого названия. И в шведское, и в петровское время она называлась Дорогой на Нарву.

Между Преображенской полковой улицей и Московской улицей находились осушаемые территории. О грандиозности болот в этом районе говорит Болотная улица (современная Коломенская ул.), эта зона не могла застраиваться вплоть до середины ХIХ века, когда в 1844-1851 годы здесь была создана Санкт-Петербургская пассажирская станция с Николаевским вокзалом. В этом же районе проложена Свешная улица (Свечной пер.). Большие пространства вдоль Лиговского канала были еще заняты лугами с осушительными дренажными канавами.

Сначала вопросы размещения полков входили в компетенцию Главной полицеймейстерской канцелярии и созданной в 1737 г. Комиссии о Санктпетербургском строении. Но энергичный генерал-фельдмаршал граф Б.-Х. фон Миних стремился взять эти процессы в свои руки. Поэтому по его почину был определен новый порядок устройства гвардейских полков на территории города. Командирам лейб-гвардии полков и Гвардейским полковым штабам Высочайше предоставлено право самим определять место размещения полков, условия размещения (в казармах или в слободах), разрабатывать и утверждать проекты застройки полковых территорий.

Этим правом воспользовались все командиры полков лейб-гвардии. Окончательное решение о размещении Преображенского, Семеновского и Измайловского полков принято полковыми штабами, вернее единым совещанием полковых штабов. Затем, с 1740 г. также под контролем командиров полков сооружались полковые слободы. Великие Императрицы Анна Иоанновна и Елизавета Петровна Высочайшими резолюциями уточняли и утверждали решения руководства гвардейских полков (9).

От казармы – к светлице

С начала 1740 г. велась коренная перепланировка существовавших уже слобод гвардейских полков и огромное строительство новых полковых слобод. Все выделенные ранее для гвардейских полков слободы получали иную планировку и иную систему застройки. Осуществлялся переход от казарменного к слободскому расселению полков. К тому типу застройки, который современники с уважением называли «полковые светлицы». Разработка планировки полковых слобод и сами строительные работы также отданы в ведение полковых командиров с последующим утверждением непосредственно фельдмаршалом Минихом (10).

Так проявлялась значительная автономность Гвардии по отношению к развитию Санкт-Петербурга. Но одновременно полковые слободы лейб-гвардии Преображенского, Семеновского, Измайловского полков на десятилетия стали высоким образцом для качественного городского строительства. К концу 1740-х гг. эти слободы уже постепенно застраивались, имели особый вид. Их застройка предполагала «шахматный порядок» размещения жилых домов для офицеров и солдат, а также огородов на каждом участке на территории каждого квартала.

Такой тип застройки получил даже официальное наименование – «Светлицы Гвардии». Бытописатель нашего города первой половины ХVIII века А.И. Богданов так объяснял эти названия: «Светлицы Гвардии... строены не линейно, как обычай улицам быть и дворам, но строены хоромы все в шахмат... Простой народ стал было их называть "Казармами", но оные не по тому казарм маниру зделаны, чтоб несколко покоев во одной связи подлиннее быть могло, но оные все салдатския покои зделаны по обычаю хоромнаго регулярнаго строения; всякая хоромина в четырех покоях состоящая, и нарочитою работою выстроено. А Офицерския Домы так изрядно построены, как бы кто и на собственные свои денги мог построить. Того ради оные повелено звать "Светлицами", а не иным каковым званием...» (11).

Размещение Гвардейских полков и устройство «полковых светлиц» фактически предопределило планировку территорий восточнее и южнее реки Фонтанки, позволило сформировать здесь систему площадей и систему полковых слободских храмов. Созданные в 1730-е - 1740-е годы, они в значительной мере дошли до нашего времени. Сохранились трассы проспектов, улиц и очертания площадей. Лишь на участках возведены более поздние здания.

Именно размещение гвардейских полков стала основой почти всей линии исторической застройки за рекой Фонтанкой. Великосветские общества Санкт-Петербурга, самые блестящие (или таинственные) салоны российской столицы, самые прекрасные особняки и дворцы на невских берегах – все это бесчисленными нитями связано с жизнью российской Императорской Гвардии. И это еще раз доказывает, что история Санкт-Петербурга и история Российской Гвардии неразделимы.

 


Список литературы

  1. Бобровский П.О. История Лейбъ-Гвардии Преображенскаго полка. Т.1,2. СПб., 1900-1904; Дирин П.Н. История Лейбъ-Гвардии Семеновскаго полка. Т.1,2. СПб., 1909.

  2. Керсновский А.А. История русской армии. Т.1: От Нарвы до Парижа. 1700-1814 гг. М., 1992. С. 64-66.

  3. Антонов Б.И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге. СПб., 2001. С. 18.

  4. Зноско-Боровский Н.А. История Лейбъ-Гвардии Измайловскаго полка. 1730-1880. СПб., 1882.

  5. ПСЗРИ. Т.Х. С.193-194. № 7302. Именный указъ, объявленный изъ Кабинета Ея Величества Генералъ-Адъютанту Ушакову 29 июня (10 июля) 1737 г. "Объ учреждении крепкихъ карауловъ въ Санктпетербурге по всемъ улицамъ, и о другихъ предосторожностяхъ отъ пожаровъ".

  6. ПСЗРИ. Т.Х. С.216. № 7322. Именный указъ, объявленный изъ Кабинета Министровъ 9(20) июля 1737 г. "О начертании вернаго плана Санктпетербургу".

  7. А.И. Богданов. Описание Сантпетербурга. 1749-1751. СПб., 1997. с. 306.

  8. А.И. Богданов. Описание Сантпетербурга. 1749-1751. СПб., 1997. с. 177.

  9. Высочайшая резолюция от 12(23) декабря 1739 г. на доклад Кабинет-Министров "О построении для гвардейских солдат полковых слобод" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х. № 7966. СПб., 1830. С. 966-968.
    Высочайше утвержденный доклад Генерал-Фельдмаршала Графа Миниха от 27 марта (7 апреля) 1740 г. "О строении слобод для полков Лейб-Гвардии" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х1. № 8048. СПб., 1830. С. 62-64.
    Высочайшая резолюция от 2(13) мая 1740 г. на докладъ Лейбъ-Гвардии трехъ полковъ Штабовъ "О строении слободъ для Измайловскаго полка за Фонтанкою, позади обывательскихъ дворовъ" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х1. № 8092. СПб., 1830. С. 105.

  10. Высочайшая резолюция от 20(31) августа 1739 г. на доклад Комиссии "Об устроении Московской части, и о наименовании улиц и площадей" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х. № 7875. СПб., 1830. С. 857-867; Высочайшая резолюция от 12(23) декабря 1739 г. на доклад Кабинет-Министров "О построении для гвардейских солдат полковых слобод" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х. № 7966. СПб., 1830. С. 966-968; Высочайше утвержденный доклад Генерал-Фельдмаршала Графа Миниха от 27 марта (7 апреля) 1740 г. "О строении слобод для полков Лейб-Гвардии" // ПСЗРИ. 1-е собр. Т.Х1. № 8048. СПб., 1830. С. 62-64.

  11. А.И. Богданов. Описание Сантпетербурга. 1749-1751. СПб., 1997. с. 222-223.