Расположение полков

Несмотря на то, что до 1723 года полковые дворы гвардейцев находились в подмосковных Преображенском и Семеновском, сами они в разных составах регулярно прибывали в новую столицу и располагались здесь на длительные сроки. Летом они жили в палатках в пригородах Петербурга, а зимой - по обывательским квартирам, что создавало большие неудобства как жителям города, так и самим военным. Случалось, что в город прибывало одновременно большое количество войск и гвардейцам приходилось уступать свои помещения, перебираясь к однополчанам. Странствие солдат с пожитками, а иногда и с семьями по городу было обычным явлением того времени.
Расселение солдат производилось по билетам, выдаваемым полицией. Без разрешения полиции командиры не имели права переводить солдат с квартиры на квартиру. Офицеры снимали квартиры сами.
Обыватели были обязаны предоставлять не только помещения для солдат, но и обеспечивать их дровами и свечами. Один петербургский домовладелец, как правило, обязан был принимать на постой от 10 до 16 человек, в зависимости от размеров своего строения. Хозяин не имел права принимать постоя без билета, выданного полицией.


Ф. Васильев. Троицкая площадь. 1716 г.


Наиболее зажиточные горожане строили при своих дворах специальные солдатские дома, дабы отдалить малоприятное соседство. Те же, кто не имел возможности такие дома строить, старались отдать под солдатское жилье помещения плохо для этого приспособленные, без печей, окон и иногда даже без потолка.
От постоя освобождались только дома иностранных купцов, загородные дворы на Фонтанке и дома «подлых служащих», то есть мастеровых людей адмиралтейской и других команд.
При размещении по квартирам существовал порядок, в соответствии с которым один покой (отдельное помещение) отводился на двух холостых или одного женатого. На слуг (называемых хлопцами0, а их имели многие гвардейцы из дворян, жилая площадь не отводилась. Солдатам запрещалось содержать на постое лошадей, коров, свиней, птиц и другую живность. Зато право постоя имели солдатские жены (жена считалась за рядового) и дети (три за одного рядового, кроме мальчиков старше 13 лет, проживание которых с родителями считалось неприличным).
Постой производился в разных частях города и для того, чтобы собрать весь полк в одно место, требовалось много времени. Так, при сборе полка на Адмиралтейской стороне части его, расположенные на Васильевском и Городовом островах, на Выборгской стороне и Охте, поднимались с квартир в полночь, чтобы к утру быть на месте сбора. Мостов в петровском Петербурге не было (и не планировалось), а водная переправа большой массы людей требовала много времени.


Южная граница города. Застава капитана М. О. Аничкова


Учитывая, что большая часть Преображенского полка регулярно пребывает в Петербурге, Петр еще в 1719 году, как записано в камер-фурьерском журнале, «изволили осматривать место на Московской стороне, под селитьбу полков гвардии», а затем повелел генерал-майору Г. П. Чернышеву выполнить чертежи хозяйственных дворов Преображенского полка. В следующем году эти дворы были построены на Московской стороне за Фонтанкой, в районе начала нынешней Кирочной улицы. Неподалеку от них в районе нечетной стороны нынешней улицы Чайковского, между проспектом Чернышевского и Потемкинской улицей, построили полковой лазарет.
Понимая все неудобства расположения солдат по частным квартирам, государь весной 1721 года приказал сломать обывательские дворы за преображенским хозяйственным двором и построить там слободы для гвардейских полков. Дворы сломали. Затем произвели геодезическую разбивку территорий на 50 продольныых и 51 поперечных линий. На этом все и закончилось.
В 1724 году к этому вопросу вернулись вновь. Сенат издал указ, где в частности говорилось: «Устроить солдатские слободы, в которых сделать каждому сержанту по избе, прочим унтер-офицерам одну на двоих, а рядовым одну на троих, и ставить в тех слободах не меньше капральства и не больше роты; в каждой роте сделать обер-офицерам двор, в котором было бы две избы офицерам с семьями и одна изба людям; также в середине полка сделать штабу двор восемь изб, при том дворе госпиталь; строить полками. А где полков не будет, крестьянами и посадскими людьми и разночинцами, которые в подушный сбор положены». Однако эту идею при Петре так и не удалось осуществить.
16 ноября 1726 года императрица Екатерина указала отвести Преображенскому и Семеновскому полкам территорию для строительства слобод на Большой першпективной дороге (впоследствии именуемой Невским проспектом) неподалеку от Адмиралтейства. Здесь по обеим сторонам дороги были расположены солдатские дворы Адмиралтейского батальона и Астраханского полка. Императрица велела эти постройки снести, «так как к лучшему плезиру, по указанию Адмиралтейской коллегии, выбрать место и начертать план, расположив строения по обеим сторонам дороги и занимая места насколько необходимо для помещения обоих полков». Однако и этот план остался неосуществленным.
При Петре II Бомбардирская рота находилась на Васильевском острове. Там же он хотел разместить и весь полк. Поэтому появился указ о переименовании острова, и на картах Петербурга появилось новое название – Преображенский остров, существовавшее на протяжении этого царствования. Правда, царствование было кратким и осуществить идею размещения полка на острове не удалось. Зато удалось многое другое. Преображенскому полку была пожалована усадьба опального генерал-полицмейстера Петербурга Антона Девиера, находившаяся на месте нынешнего Аничкова дворца. Здесь разместился полковой штаб. Необходимость этого была очевидна, ибо дело доходило до курьезов – ящик с полковыми документами и казной ранее хранился попеременно в разных частях города, в каких-то сараях, впрочем под караулом.

Источник: Антонов Б. И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге / Борис Иванович Антонов. - СПб.: Глагол, 2001. - С.118-122.