Расположение полков

Отсутствие достаточного количества постоянного жилья негативно сказывалось на боевой подготовке, столичной службе и быте гвардейцев. Учитывая это, императрица Анна Иоанновна 12 декабря 1739 года издала указ о строительстве гвардейских полковых слобод на Московской стороне за рекой Фонтанкой. В указе, в частности, говорилось: «Вместо казармов строить полковые слободы, дабы солдаты с вещею выгодой с женами своими жить, а дети их сбережены и при полковых школах обучены и воспитаны быть могли». Далее указ уточнял места размещения полков: «Оные же слободы построить на тех местах, где казармам быть назначено, а именно Преображенскому полку позади Литейного двора, Семеновскому позади Фонтанки за обывательскими дворами, Измайловскому позади Калинкиной деревни, или где по усмотрению удобнее будет…». О конногвардейцах в указе было сказано: «А Конной гвардии, где ныне казармы оной находятся и выше по Неве реке за обывательскими дворами».
Работы начали вести под наблюдением фельдмаршала графа Минихи, который к тому времени обладал уже значительным инженерным опытом.
Окончилось строительство слобод к 1743 году, а уже в 1746 году начались ремонтные работы. В плане слобода состояла из одной полковой и нескольких ротных улиц (эта планировка частично сохранилась в районе Кирочной улицы, Измайловского проспекта и в Семенцах. Для каждой роты строились по 20 деревянных изб (их называли связями) на каменных фундаментах. Посреди избы-связи находились большие сени, а по сторонам – солдатские комнаты-светлицы. Подле каждой связи были свой двор и небольшой садовый участок. Каждая рота имела свой общий двор и свой плац. Количество изб-связей в каждом полку было разным. Например, в Преображенском полку их насчитывалось 192.
Офицерам отводились участки с обязательством строить дома на свой счет. Многие офицеры жили в Петербурге в собственных домах или снимали там квартиры. Для поощрения строительства домов в слободе гарантировалось приобретение их в казну в случае отставки или перевода в другой полк.
За пределы жилой зоны были вынесены цейхгауз (помещение для хранения боеприпасов), конюшни, полковой двор и дома штаб-офицеров. За пределами слободы располагались огороды. Так, на нечетной стороне нынешней Таврической улицы находились огороды Преображенского полка. Один из таких огородов (ныне участки домов № 5 – 13 по Таврической улице) сохранялся до начала XX века.
В слободах помимо военных жили семьи солдат и офицеров, их крепостные слуги (многие солдаты имели в услужении своих крепостных), а также пленные турки, приведенные из Крымского похода и ставшиеся собственностью доблестных воинов. Кроме того, в слободах проживало большое количество родственников и земляков, приезжавших в столицу из провинции по своим делам и останавливающихся здесь (с 1761 года на проживание посторонних в слободах был наложен запрет). Жители слободы вели свое хозяйство, выращивали на огородах ягоды, фрукты и овощи, а также содержали домашнюю птицу и домашних животных. К жилым домам делали пристройки, заборы, амбары, чуланы, сараи для скота и так далее. Внешне этот военный городок напоминал некий населенный пункт сельского типа в пределах города. Среди его жителей было немало весьма состоятельных нижних чинов гвардии. Однако, несмотря на свою состоятельность, они, как и прочие слободские жители, занимались торговлей – скупали у окрестных жителей продукты и перепродавали по спекулятивной цене в городе
Особое внимание уделялось поддержанию порядка на территории слободы.


Морской полковой двор. Реконструкция С. С. Ожегова


Дежурные офицеры не менее одного раза ночью обходили улицы слободы и проверяли посты.
Когда рота выступала из слободы на длительный срок, то дома сдавались по описи. Все вещи сносились в ближайшую к караулу связь, в один, два или три дома переводились солдатские семейства. Когда из слободы выходил весь полк, то все семейства переводились в одну роту. В остальных домах выставляли рамы, вынимали из печей вьюшки и прочие приборы. Все это складывали в сараи с солдатскими вещами и ставили караул.
Особое значение в слободах придавали мерам противопожарной безопасности. Специальные патрули следили за тем, чтобы после вечерней зори в помещениях не разводили огонь, а в обязанности дежурных офицеров входил надзор за соблюдением противопожарных мероприятий. К ним, в частности, относился запрет готовить летом пищу в домах. Для этого были устроены печи и шалаши во дворах, а в начале июля ротные командиры собственноручно запечатывали печи в домах.
Но не все гвардейцы жили в слободах. Так, в 1776 году 182 нижних чина лейб-гвардии Семеновского полка имели в Петербурге собственные дома.

Источник: Антонов Б. И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге / Борис Иванович Антонов. - СПб.: Глагол, 2001. - С.123-125.