Расположение полков

КАЗАРМЫ (от итал. casa-armi»). В XIX в. казармами назывались «воинские здания, назначаемые для размещения в них крупных боевых, административных и хозяйственных единиц (например, полка, отдельного батальона, артиллерийской бригады) и располагаемые особым городком.

За 300 лет существования СПб. здесь возводились казармы для его строителей, для военных - гарнизона крепости, гвардии и армейских полков, флотских экипажей, учащихся военно- учебных заведений, а также для рабочих различных предприятий. Все они типологически едины.
В первые годы СПб. господствовал бивуачный тип размещения войск. Летом войска квартировали в предместьях в палатках, зимой - в обывательских домах в городе. Обычно один хозяин принимал на постой по выданным полицией билетам от 10 до 16 чел. Разные батальоны могли находиться на Городовом и В. О., на Выборгской стороне или Охте, а штаб полка - на Адмиралтейском о-ве. Отсутствие определенного порядка в дислокации войск было связано с их постоянным перемещением, неизбежным для военного времени. Лишь с принятием в 1716 г. «Устава воинского» начинает постепенно устанавливаться порядок воинского постоя.

После окончания Северной войны особую актуальность приобрели вопросы квартирования армейских частей на постоянных местах дислокации. На смену бивуачному пришел слободской тип размещения. Был составлен план строительства слобод, предусматривалось, что подобным образом будет квартироваться вся русская армия. Преображенскому полку отводилась территория за Литейным двором до Лиговского канала. Дорога вдоль него и ее продолжение к западу от бассейна последнего называлась Преображенская полковая дорога. По проекту генерал-майора Г. П. Чернышова были построены хозяйственные дворы Преображенского полка. Семеновскому полку выделялась территория примерно от середины современного Загородного пр. до дер. Шушары.
Полковые слободы были конгломератом деревянных изб-связей», при каждой из которых существовал участок огородной земли. В слободе должны были размещаться не менее чем рота и не более чем капральство. В указе «1724 для полков, стоящих около СПб., в Выборгской провинции, Ревельской и Рижской губерниях полагалось строить слободы не на роту, а на батальон. В полковой слободе каждой роте обычно отводилась улица. Каждая изба предназначалась для 1 сержанта или 2 унтер-офицеров или трех рядовых. Длина избы составляла не менее чем три сажени (6,36 м). Для кавалерийских и обозных лошадей в каждой слободе предусматривались конюшни. В центре слободы размещался обер-офицерский двор, состоявший из трех изб - двух для двух офицеров и одной - для их прислуги. В середине расположения полка, т. е. в одной из центральных слобод, строился штабной двор из восьми изб, при нем госпиталь, церковь, сарай для полковых телег и ящиков. Такая схема полковых слобод сохранялась на протяжении всего XVIII в., а на периферии СПб., например, на Песках, слободская застройка существовала до конца 1860-х. В петровском СПб. 44 % дворов принадлежало офицерам и солдатам.
Анна Иоанновна 31 октября 1730 г. повелела «солдатских слобод отнюдь в городах не строить ». Постройка полковых слобод вдоль Большой перспективной дороги от Адмиралтейства осталась проектом, только близ Смольного был выстроен штабной двор кирасирского полка под командованием Б. К. Миниха, с каменным зданием полкового штаба. Солдаты этого полка квартировали во дворах охтян на противоположном берегу Невы. Семеновский полк к этому времени лишь успел заготовить большое количество строительного леса. Штаб полка размещался за Синим мостом в доме, подаренном полку царевной Прасковьей.
До окончания строительства слобод только унтер-офицеры и рядовые пользовались правом постоя. Обер- и штаб-офицерам предписывалось нанимать квартиры. При распределении постоя жены и дети рядовых и унтер-офицеров считались следующим образом: жена - за одного военного, дети, без ограничения лет - трое за одного военного, мальчикам старше 13 лет жить на постое не позволялось. Конные полки ставились в городе на постой на самое короткое время, преимущественно для царских смотров. Распределение полков на постой вменялось в обязанности Главной полиции. Обыватели несли постойную повинность по очереди. Существенным отличием московского и уездного постоя было то, что здесь этим правом пользовались и офицеры, не имевшие собственных или родительских домов в данной местности.


Офицерская квартира

К 1732 г. президенту Военной коллегии ген.-фельдмаршалу Б. К. Миниху удалось склонить императрицу к решению о размещении войск в специально построенных казармах, по прусскому образцу. Было приказано приступить к заготовке материалов для строительства казарм для четырех гвардейских пехотных полков в СПб. Разработка этого вопроса была возложена на Комиссию о С.-Петерб. строении, к-рая решила возвести казармы Преображенского полка за Литейным - двором, для Семеновского - за обывательскими дворами вдоль правого берега Фонтанки, для Измайловского - за Калинкиной деревней. Последняя дислокация впоследствии оказалась неудобной, и полк был переведен выше по течению Фонтанки.
По проекту Комиссии, утвержденному императрицей 20 авг. 1739 г., для каждого полка предполагалось возвести по 38 связей» (изб), в которых размещались 288 покоев» (комнат) длиной четыре, шириной три сажени. В покое размещались до 9 чел. Каждой роте придавалась дополнительная связь в шесть комнат для дежурных обер- и унтер-офицеров. Между казармами назначалось место для огорода - по 1450 кв. саженей на роту. Между дворами обывателей вдоль Фонтанки и казармами Семеновского и Измайловского полков предполагалось устроить торговую площадь с лавками и казенными питейными домами. Офицеры, желавшие выстроить собственные дома, получали из полковой земли даровые участки площадью 500-6ОО кв. саженей под застройку в течение 5 лет после возведения казармы.
Однако уже в декабре 1739 г. Анна Иоанновна вновь распорядилась во всем государстве ... вместо казармов, строить полковые слободы ... со всяким возможным и порядочным поспешением». Еще не начавшие строиться в СПб. казармы были оставлены ради привычного расположения слободами.
Указом от 27 марта 1740 г. Комиссию по выработке планов слобод и размещению их в городах, в т. ч. в столице, возглавил генерал-фельдмаршал Б. К. Миних. По выработанным им правилам, в каждой слободе, занимаемой одним полком, учреждалась главная полковая улица шириной 12 саженей и перпендикулярные ей ротные шириной 10 саженей. По обеим сторонам улиц устраивались обсаженные деревьями канавы шириной в сажень, с тротуаром полуторасаженной ширины. Все постройки слободы были деревянными. Двор солдатского дома имел сторону в 12 саженей и такой же площади огород. Солдатский дом имел 8 саженей по фасаду, 6 саженей в глубину, 2 сажени для сеней, которые были разделены перегородкой и имели две лестницы на чердак. Высота комнат, с лавками вдоль стен и столом в переднем углу, составляла 10 футов (3,5 м). В каждом доме была русская печь, которая на лето, для пожарной безопасности, опечатывалась, а семья готовила пищу во дворе на летней печке. По этой же причине дома в слободе ставились в шахматном порядке. Офицерские дворы были примерно 24х30 саженей.
В каждой слободе устраивались церковь, плац-парад, полковой двор, госпиталь, казенные погреба, рынок. По этим правилам с небольшими отступлениями были выстроены в СПб. слободы для Семеновского, Преображенского, Измайловского, Конного полков. Первые три полка начали строить слободы уже в 1740 г., а Конный - на следующий год. Семеновский полк вступил в свою слободу уже в октябре 1741 г., преображенцы и измайловцы -в 1743. Постройка слободы Конного полка вблизи Смольного двора затянулась до 1757 г., т. к. часть уже выстроенных домов в 1754 г. по приказу Елизаветы Петровны пришлось отдать строившемуся Новодевичьему Воскресенскому монастырю. Количество домов в слободах колебалось от 300 в Семеновском полку, до 117 в Конном. Помимо полкового двора, каждая рота устраивала свой ротный двор. Кузницы и слесарни находились за слободами. В единственном каменном штабном здании, доставшемся Конному полку от миниховских кирасир, были размещены церковь, госпиталь, канцелярия, караульня, архив. К дому пристроили крыльцо с колоннами, над церковью возвели купол. Впоследствии не только офицеры, но и нижние чины стали строить на полковой земле собственные дома. При выступлении гвардии в поход солдатские дома сдавались квартирьерам по описи, при этом рамы и печные приборы вынимались и хранились на складе, дома заколачивались. В этот период солдатские семьи жили в других отведенных для них слободских домах.
Фасады и планы этих домов, утвержденные императрицей, были составлены капитан-поручиком Преображенского полка И. Г. фон 3игхеймом, возглавлявшим Комиссию о С.-Петерб. строении. В описанном виде слободы существовали до 17б4 г., когда Семеновская была капитально перестроена.
В 17бб г. вышел указ «О построении казарм для гарнизонных полков». С первой трети ХУIII в. гарнизонные полки квартировали на Петербургском острове. Это были С.-Петерб., Ямбургский, Копорский, Невский полки, а также гарнизонные артил. канониры. Их численность насчитывала более 5300 чел. Нынешний Большой пр. назывался Большой Гарнизонной ул. Перпендикулярно были проложены ротные улицы, которые назывались их порядковыми номерами (Гатчинская - 10-я ул., Подковырова -14-я, Подрезова –15-я и т. п.). Полковые строения на Петроградской Стороны были деревянными слободскими.
В первой трети XVIII в. в периферийной части СПб. - с юга и юго-востока - за Фонтанкой, с севера - за Кронверком сложились своеобразные структуры полковых слобод. Полковые слободы стали планировочной основой развития этих местностей. Именно в это время была заложена основа характерной планировочной структуры мест размещения гвардейских. и армейских полков, сохранившаяся до сих пор вокруг Измайловского пр., в районе Суворовского пр.
В царствование Екатерины II Комиссия о каменном строении СПб. и Москвы подняла вопрос о сносе деревянных «полковых светлиц для замены их каменными. Указом от 13 мая 1766 повелевалось постепенно перестраивать слободы в камне. Конногвардейские полковые постройки к этому времени почти полностью были заменены на кирпичные. Перестройка слобод в камне неизбежно сокращала полковую территорию, которую затем полиция раздавала под частное строительство. Этот процесс, начавшийся во второй половине XVIII в., будет сопровождать казарменное строительство на протяжении всего XIX в.
Временем расцвета военного строительства, оставившего выдающиеся памятники архитектуры, стали три последующие царствования - Павла I, Александра I и Николая I. При Павле I, который полагал, что (казарма есть не только жилище солдата, но и школа, где он воспитывается». Казармы строились на казенный счет, большей частью на городской поземельный сбор. Надзор за строительством казарм вменялся в обязанность военного губернатора и Комиссии о снабжении резиденции припасами, а осуществление - Конторе городских строений. При «каждом корпусе казарм, где помещается батальон», назначался квартирный комиссар.
Павел I положил начало перемещению гвардейских полков из полковых слобод в казарменные комплексы современного типа. Такие военные городки имели определенный состав зданий, который варьировался в зависимости от специфики полка.
В благоустроенном казарменном городке должны быть расположены ... 1) казармы для жительства нижних чинов; 2) офицерские квартиры; 3) приемный покой и конский лазарет; 4) школы, манежи, тиры, гимнастические залы и плацы; 5) канцелярия, гауптвахта, офицерское и унтерофицерское собрания; 6) кухня и столовые, погреба, ледники, кладовые; 7) мастерские; 8) баня с прачечной; 9) конюшни; 10) магазины, обозные сараи, склады». Обыкновенно в казарменном городке существовали госпиталь и полковая церковь, которые часто становились центром планировочной композиции.
В 1798 г. был установлен фиксированный ежегодный денежный сбор с различных социальных групп столичного населения купцов, торговцев хлебом, «обывателей, имеющих облагающуюся налогом собственность, и пр. Этот сбор не взимался с жителей Петербургской и Выборгской частей, «в которых обыватели по бедности их выстроить казармы не могут и для того оставить войска там на постое». На собранные деньги предполагалось в первую очередь построить казармы для полков Лейб-гренадерского, Кексгольмского, Литовского, Л.-гусарского, Л.-казаков, для артил. осадного и полевого батальонов, мор. команд, сенатского батальона. При столичных казармах были определены «чины и служители». Первоначально К. были переданы в ведомство столичного воен. губернатора, а в 1802 их ненадолго отдали в ведение гор. Думе.
Процесс планомерного создания полковых комплексов современного типа в СПб. продолжился учреждением июня 1803 г. Комитета для надзора над производством строения казарм на Петербургской стороне». Его архитектором был назначен Луиджи Руска - автор проектов комплексов Гренадерского (первоначально Белозерского), Кавалергардского, Измайловского полков. Построенный архитектором первый из казарменных комплексов - на П. С., у истока р. Карповки, воплотил в себе единство замысла и исполнения, а также тесную связь с планом города. Если ранее полковые слободы были функционально и планировочно изолированы от остальной гор. застройки, то с нач. XIX в. казарменные комплексы становятся определенными градостроительными узлами. При этом сохраняется присущая им некоторая замкнутость планировочного решения.
С 1828, с изданием указа «Об ограничении расходов на содержание в Санкт- Петербурге казарм и на наем для военных чинов квартир», была введена практика размещения семейных офицеров в арендованных квартирах, как правило, неподалеку от места квартирования полка.
Одновременно с развитием промышленности в столице строились по военному образцу казармы для рабочих. Так, в 1806 г. был издан указ «0 построении казарм в Санкт-Петербурге для помещения Арсенальных нижних чинов и служителей». Арсенал, помещавшийся тогда в конце Литейного пр., принадлежал Военному министерству, но размещение рабочих в казармах военного образца практиковалось на предприятиях разных ведомств, а также на частных заводах.
На протяжении XIX в., начиная с второй его четверти, когда основная часть гвардейских и армейских полков получила постоянные зимние квартиры в столице в виде полковых комплексов, издавались указы о запрещении открывать трактиры, штофные лавочки или питейные дома ближе чем в 150 саженях от полковых казарм. В 1842г. эта норма была ужесточена до 300 саженей, но к концу 1840-х гг. опять вернулась к 150 саженям.
В 1835 г. Гвардейские казармы были переданы из упраздненной Гвардейской казарменной комиссии в ведение Департамента военных поселений. В 1853 г. был издан указ о «производстве в холодную и ненастную погоду ученья в казармах и казарменных жилищах, где устроены асфальтовые и кирпичные полы и ремонтировании сих полов». Таким образом, в казарменных зданиях теперь предусматривалось помещение (с соответствующим устройством пола) для строевых упражнений под крышей - экзерциргаузы.


План кавалерийских казарм


Строительство полковых городков в столице в основном закончилось в сер. XIX в. К 1853 г. в СПб. существовали следующие казарменные комплексы: в Адмиралтейской части - казармы Павловского полка, Конного полка, флотские казармы, Гвардейского морского экипажа, Учебного саперного батальона, казармы адмиралтейских служителей, исправительные арестантские роты; в Литейной части - казармы Преображенского полка, Саперного батальона, Кавалергардского полка, с.-петербургского жандармского дивизиона, л.-гв. Артиллерийской бригады, л.-гв. Конной артиллерии, 1-й Артиллерийской бригады; в Рождественской части - 1-го карабинерского полка; в Московской части - Московского полка, Семеновского полка, Егерского полка, военно-рабочего батальона; в Каретной части - л.-гв. Казачьего полка, Атаманского полка, Крымского татарского дивизиона, Черноморского дивизиона; в Нарвской части - Измайловского полка, л.-гв. Конно-Пионерного полка, морские казармы; в Петербургской части - л.-гв. Гренадерского полка, казармы морских инвалидов; на В. О. - Л.-гв. Финляндского полка, морских служителей; в Выборгской части - л.-гв. Литовского полка, Михайловского артиллерийского училища и рядом - Учебной артиллерийской бригады, Артиллерийская лаборатории. Большая часть этих казарменных комплексов сохранилась в той или иной степени полноты.
Военные строители при проектировании казарм, для обеспечения соблюдения гигиенических требований к размещению большого количества людей, решали две главные задачи - хорошая инсоляция и вентиляция. Поэтому наиболее предпочтительной планировочной схемой казарм было расположение капитальных стен по поперечным осям здания, что позволяло устраивать помещения во всю ширину здания. Перегородки между помещениями для сна должны были сводиться к минимуму, чтобы обеспечить отток воздуха из углов. По санитарным требованиям, идеальная казарма должна была возводиться одноэтажной, но реальные условия размещения воинского контингентов в столице не позволяли достичь этого, и казарменные здания возводились двух-четырехэтажными. Эти особенности внутренней планировки казарменных зданий определили характер формы плана, которая чаще всего представляла собой вытянутый прямоугольник. Планировочная структура с использованием коридоров по центральной. оси также часто применялась в казарменном строительстве. План с устройством коридора вдоль наружной стены использовался для госпиталя.
В строительстве казарменных комплексов принимали участие выдающиеся зодчие - А. Д. Захаров, Д. Кваренги, В. И. Стасов, Л. Руска, Ф. И. Волков, Ф. И. Демерцов, К. И. Тон, И. Д. Черник, А. Е. Штауберт и мн. др. Благодаря их таланту и мастерству, большинство казарменных комплексов стали важными элементами в структуре города, а их постройки - памятниками архитектуры.
Неуклонное сокращение территорий столичных казарменных комплексов во второй пол. XIX - нач. ХХ вв. дало неожиданный градостроительный эффект. В связи с интенсивной жилой застройкой в СПб. оставалось все меньше площади для возведения общественных зданий. В качестве резерва для этого были использованы территории полковых комплексов, занятые утилитарными или малоценными постройками. Так рядом с полковыми городками возникали общественно значимые здания, становившиеся архит. доминантами или важными градостроительными узлами. На месте сараев л.-гв. Семеновского и Егерского полков был построен Балтийский вокзал, на плацу первого - сначала ипподром, а в сер. ХХ в. - здание ТЮЗа; на месте дровяного двора Гвардии морского экипажа - Исидоровская Ц.; на месте казарменного корпуса жандармов - здание Офицерского собрания; на части плаца Преображенского полка - музей А. В. Суворова и т. п.

 

Источник: Яковлева Е. Б. Семеновского Казармы // Три века Санкт-Петербурга: энцикл.: В 3 т. – СПб.: Филол. факультет С.-Петерб. гос. ун-та, 2001. Т. 2: Девятнадцатый век, кн. 3. К.- Л. [гл. ред. В.В. Яковлев] – 2004. – С. 42-50)

Л и тература:
Нормальные проекты казарменных построек в России / / Барановский г. В. Архитектурная энциклопедия XIX века. Том IV. СПб., 1904;
Ожегов С.С. Типовое и повторное строительство в России в XVIII-XIX веках. М., 1984;
Климанов С. Г. Курс лекций по истории военной архитектуры. Ч. 11. СПб., 1994;
Мухин В. и. Воинские постройки архитектора В. П. Стасова. СПб., 1994;
Материалы научно-практической конференции "Санкт-Петербург - военно-историческая столица России" / / Бомбардир. СПб., 2001. № 14.